Мы могли бы взять Майдан, но мы не хотели убивать. Откровения экс-сотрудника "Беркута"

01.07.14      Администратор
Мы могли бы взять Майдан, но мы не хотели убивать. Откровения экс-сотрудника "Беркута"

Московский журнал «Афиша» встретился с Владимиром Трегубцем, который недавно работает в столичном ОМОНе. До этого он служил в «Беркуте», на Украине. «Владимир Трегубец изложил популярному журналу свои взгляды на Майдан и захват власти на Украине и московских женщин.

«Я родом из местности недалеко от Западной Украины. Город называть не хочу — родители там остались, только старшего брата я смог сюда перевезти. Учился в школе у нас в селе, а в 19 лет поступил на платное отделение в аграрный институт на зооинженера. Но до конца не доучился: брат тоже учился платно, и родителям на нас двоих денег не хватало. После этого я пошел в армию, отслужил.

Как-то я был в Киеве и встретил старого друга: мы с ним вместе тренировались в зале. Я ему рассказал, что ищу работу. Он говорит: «Я вот в «Беркуте» работаю, хочешь — тоже приходи». Там в основном смотрят на достижения в спорте и на характер — какой ты в спарринге, насколько стойкий. Я и пошел. Мне тогда 21 было. Командир роты сказал, что я себя хорошо показал. Я ведь мастер спорта, с 15 лет занимался боевым самбо. Рота у нас была дружная, все помогали друг другу, постоянно ездили отдыхать на природу, держались вместе. Полк — как одна дружная семья. Честно скажу, в «Беркуте» мне нравилось.

Я помню времена первого Майдана, мне тогда было где-то 13 лет. Ездил тогда в ближайший город на тренировку и слушал, как люди говорили, что нужно ехать в Киев, поддерживать народ. Даже мои родители хотели поехать, но из-за нас с братом дома остались. Некоторые знакомые ездили в Киев во время «оранжевой революции». Естественно, было интересно смотреть, что там происходит, показывали палатки по телевизору, хотя было жалко людей — они там мерзли на морозе. Я понимал, что политика не очень чистое дело, и старался в это не вникать, жить своей жизнью. Честно говоря, я на выборы даже ни разу не ходил».

«Я не считаю свою службу в «Беркуте» ошибкой. Нужна такая работа. Некоторые думают, что беркутовцы плохие, но когда сотрудники спецназа спасают людей, то их сразу считают героями. Несколько лет людей накручивали, говорили «Беркут» — козлы». Были и нормальные киевляне, которые приносили теплую одежду, перчатки, варежки, еду, потому что мы ночами стояли на улице Грушевского.

Основной массе, находившейся на Евромайдане, заплатили. Кто? Не могу знать. У меня были знакомые студенты, которым заплатили за участие. Они стояли на Майдане и мне рассказывали: «Вот мы идем туда-то... Ребята, мы будем там-то... » Они пошли, чтобы просто подзаработать. Вероятно, были и те, кто за идею стоял. Были и те, кому адреналина захотелось, — скучная жизнь у них, наверное. У меня много неприятных воспоминаний о Майдане. Отец мне тогда позвонил и говорит: «Сынок, не едь домой, потому что уже «гости» заезжали». Четыре человека в масках зашли, спросили, где я, и уехали на серой «девятке» без номеров. Это после того как наши личные данные «слили», наверное, хотели, чтобы народ нам мстил».

«Я был сотрудником «Беркута», и у меня не было права выражать свое недовольство. Мы просто делали свою работу.

Сейчас хочется только одного — чтобы перестали убивать друг друга. Я общался с людьми с Западной Украины, они говорят, что на юго-востоке — террористы. Но какие на самом деле там террористы могут быть? Люди просто защищают свою землю.

В тот момент«беркутовцы» могли на Майдане захватить власть. Сказать: «Все, теперь мы у руля». Это было возможно. Но мы не сделали этого. Мы не обстреливали людей на Майдане артиллерией, хотя вполне могли пресечь все. И на Украине была бы тишина, никто даже не возмущался бы. Но мы же так не сделали — зачем людей убивать?

Не все люди могут понять, что мы без родины остались. Я понимаю, что домой уже никогда не вернусь, как бы я ни хотел. Мы делали свою работу, мы стояли друг за друга. Потому что понимали: если разойдемся, нас поодиночке просто перебьют.
Не уехал бы — меня, возможно, отправили бы убивать других. Ребят, которые уволились, еще не успели домой приехать, уже из военкомата ждали, посадили в машину, оружие дали и погнали на юго-восток. Разве это нормально? У меня двоюродный брат сейчас тоже прячется — его хотят забрать и отправить под Краматорск, а он простой гражданский, даже в армии не был никогда».
«Я переехал в марте. Как я мог поступить, если моей жизни угрожали? Нас приехало где-то человек 100. Теперь все вместе на базе живем.

Разницы между московским ОМОНом и «Беркутом» вообще нет. Приняли нас тепло. Люди о нас тут отзываются хорошо. Не только омоновцы, но и обычные москвичи. У меня теперь есть возможность служить в ОМОНе и одновременно спортом профессионально заниматься.
Вместе с ребятами Москву смотрим. Мы на Воробьевы горы ездили — там действительно очень красиво. Золотое правило — сходить на Красную площадь. В метро нравится. Я местность еще не очень хорошо знаю. Киев тоже красивый. Естественно, скучаю по дому.

Источник: "Афиша"

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ