информационное агентство

Молитвами правительства. Как Украина собирается оживлять экономику

Молитвами правительства. Как Украина собирается оживлять экономику

Согласно последним данным из нового отчёта Нацбанка о положении дел в экономике, во втором квартале 2020 года ВВП Украины обвалился на 11%. Это «отличное» дополнение к промышленному спаду, который начался ещё в 2019 году, и тяжёлой ситуации с госдолгом. Однако в правительстве не видят особых проблем с преодолением негативных последствий и даже обещают рост заработной платы на 24% уже в следующем году.

Продолжается подсчёт убытков, нанесённых украинской экономике пандемией коронавируса. И они совсем не утешительные. Второй квартал этого года стал худшим с 2015 года, когда экономика обрушилась на 14,5%. Но в какой-то мере текущие итоги даже хуже, потому что в 2014—2015 годы ВВП валился относительно 2013 года, когда был достигнут исторический максимум по этому показателю за всю эпоху независимости. А вот по итогам 2019 года ВВП в долларовом эквиваленте составил 75% от уровня 2013 года. Поэтому учитывая заметно сокращённую базу для сравнения, следует понимать, что текущие 11%, — это потеря не ранее накопленного потенциала, а разрушение уже той ступени, на которой экономика оказалась после известных событий.

Коронавирус, в свою очередь, ударил по тем секторам украинской экономики, которые в последние несколько лет подавали признаки жизни — это сектор услуг, прежде всего оптово-розничная торговля, а также финансы и банки. Именно эти виды деятельности в последние годы были локомотивом роста ВВП. Карантин же заметно подкосил сферу услуг, которая ещё не успела оправиться от резкого падения покупательной способности населения после шоков 2014—2015 годов.

А вот ситуация в производстве была плачевной ещё задолго до пандемии. Украинская промышленность устремилась в крутое пике начиная с июня 2019 года и непрерывно падала до конца прошедшего года. Причина — это игра, которую затеяли в правительстве новоизбранного Владимира Зеленского. Так называемая «группа Сороса» начала конструировать пирамиду Облигаций внутреннего займа (ОВГЗ), выпуская облигации одну за другой и под завышенный процент. Это раскрутило спрос на гривны, которая рекордно укрепилась по итогам года. А начиная с декабря 2019 года и по настоящее время, неслучайные банки и инвестфонды отлично заработали — и на завышенном проценте облигаций, и на курсовой разнице.

Обратной стороной медали прошлогоднего укрепления нацвалюты явилось падение экспортной выручки предприятий и последовавшее за этим падение производства. Оно продолжилось и в 2020 году, достигнув угрожающих масштабов по итогам апреля, когда промышленность потеряла 16% в годовом выражении. И падение продолжается. Июнь оказался не таким провальным с результатом в минус 5,6%. Но только потому, что марафон промышленного спада начался именно в июне, тем самым обеспечив более низкую базу для годового сопоставления. Между тем, падение ключевых показателей продолжается. Так, по итогам июля таможенные поступления составили 25,6 млрд грн., что на 11,6% меньше результатов июля 2019 года. В целом по итогам полугодия таможенные поступления составили 150,7 млрд. гривен, что на 16,7 млрд. меньше относительно первого полугодия прошлого года.

Тем не менее, бюджет за этот период сведён с удовлетворительным результатом. Секрет успеха прост — это бесконечно продолжающиеся займы, без которых власти уже неспособны исполнить основные статьи бюджетных расходов. Кроме того, по сравнению с прошлым годом в три раза был увеличен дефицит бюджета, с 96 до 298 млрд гривен. В то же время погашение государственных долгов в текущем году составит порядка 350 млрд. гривен. Итого, с учётом долговых и бюджетных обязательств, суммарная потребность правительства в заёмных деньгах выросла почти вдвое по сравнению с 2019 годом. Совокупная дыра в бюджете превышает 650 млрд грн. И, понятное дело, что с учётом падающей экономики единственный шанс заполучить эту сумму — это взять её в долг. Таким образом, почти каждая четвёртая гривна расходной части бюджета будет финансироваться исключительно за счёт новых займов. Это наихудшая ситуация с 2015 года, когда Киев балансировал на грани дефолта и увернулся от этой угрозы только благодаря реструктуризации долгов и помощи МВФ с отсрочкой по «долгу Януковича».

Впрочем, в Киеве стремительно повышают шансы на завершение 2020 года без дефолта. В июне страна получила долгожданный транш МВФ в размере 2 млрд. долларов, явившийся результатом старта земельной реформы, которая фактически гарантирует погашение внешних долгов в натуральной форме — за счёт передачи кредиторам земельных наделов. Затем Киев получил 1,2 млрд. евро макрофинансовой помощи от ЕС, а следом выпустил еврооблигации на сумму ещё 2 млрд. долларов. Параллельно продолжаются заимствования и на внутреннем долговом рынке. С учётом прочей помощи внешних доноров и кредиторов, страна, вероятно, наскребёт нужное количество денег, чтобы закрыть бюджетный год. Наконец, власти недавно объявили очередную приватизацию госимущества в надежде получить от распродажи этого добра ещё 1 млрд. долларов.

Но проблема в том, что все эти трюки к восстановлению экономики никакого отношения не имеют, потому что в ближайшие годы новые долги наряду со старыми лягут тяжким бременем на экономику. Они будут нещадно пожирать её ресурсы и вместо развития страны уйдут в виде платежей по кредитам и процентам. Украина отдаст каждую четвёртую заработанную гривну на погашение долгов.

Тем не менее, в правительстве Дениса Шмыгаля не унывают. Недавно там была утверждена программа экономического и социального развития страны на 2021—2023 годы. Как и полагается, программа преисполнена оптимизмом, адекватное обоснование которого напрочь отсутствует. К примеру, в эти годы предполагается, что ВВП страны будет расти на 4—5%. Но если в 2021 году можно предположить, что восстановление экономики после обвального падения составит прогнозируемые 4%, то большой вопрос, каким образом эти заветные цели будут достигаться в последующие годы. Впрочем, ответ на этот вопрос тоже имеется. В Киеве попросту рассчитывают на стремительный рост сырьевых цен на основные экспортные товары украинской экономики: зерно, металлы, руды. Разумеется, что эти позитивные предчувствия также едва ли обосновываются правительственными стратегами.

Более того, на этом простом основании делается самое выдающееся заключение — рост сырьевых цен раскрутит рост экономики, что, в свою очередь, обеспечит и рост зарплат. Причём рост весьма нешуточный. Так, власти обещают, что в 2021 году средняя зарплата достигнет 13,6 тыс. гривен в месяц, а в 2023 году — 17,2 тыс. грн. Это означает, что по уровню зарплат и ВВП Украина не просто вернётся к показателям 2013 года, но и значительно переплюнет их. Однако сказать, что это целиком обман и манипуляция — тоже не выйдет. ВВП Украины за последние годы умудрялся показывать позитивную динамику даже при падающем экспорте и падении производства, как, например, в прошлом году. И даже если предположить, что прогнозируемый экономический рост будет обеспечен не только статистическими хитростями, то стоит помнить о том, что значительная часть этого прироста уйдёт на погашение внешних долгов.

А что касается роста зарплат, так здесь и вовсе нет сомнений, что намеченные ориентиры будут достигнуты. Ведь весь фокус в том, что правительство не уточняет, при каком курсе доллара вырастут зарплаты — при текущих 28 или при 40 гривнах за доллар. И учитывая, что власти уже официально взяли курс на ослабление валюты, ближе к истине второй вариант, в рамках которого номинальная цифра будет внушать, а покупательную способность съест инфляция из-за дорожающего импорта и тарифов. Это уже было в 2014—2015 годы, и схожий виток обнищания ждёт украинских граждан в ближайшие несколько лет.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ