Минск-2. Контуры будущей федеральной Украины

Минск-2. Контуры будущей федеральной Украины

На фоне происходящих рутинных процессов налаживания мирной жизни на той части суши, которая еще недавно была Украиной, не совсем ЗАМЕТНЫМ (на этом этапе) начинается процесс создания новой матрицы НОВОУКРАИНСКОГО государства. Государства, которое должно стать не «НЕ РОССИЕЙ», а мостом между Европой и Россией. Именно этот смысл правильнее всего заложить (на ближайшие десятилетия) в фундамент этого государственного образования.

Я не случайно так много внимания уделяю символам НОВОЙ УКРАИНЫ. Это важная составляющая (как мы увидели на примере «Украины не России») программирования судьбы государства и народа его населяющего.

Также постепенно в умы граждан проникает идея, что федерализация это не конец света, а вполне приемлемый вариант выхода из кризиса. Но федерация федерации рознь. Да и кровь, пролитая на полях гражданской войны, не будет забыта. Приходится искать новые формы бытия различных (ну на самом деле очень различных) частей Украины. Очень важным является выработка экономических, культурных и прочих связей частей нового государства.

Удобным полигоном для наработки таких связей является «минский мирный процесс». Согласно нему - две части Новой Украины пытаются жить «по новому». Этот процесс (выстраивания) будет долог и тернист, со своими ошибками и достижениями. Одной из самых важных (потому что первой) такой связью являются поставки углей Донбасса на электростанции и предприятия Украины. Судя по «подготовительным» событиям, можно сделать вывод, что попытка готовилась давно и тщательно. Для понимания дальнейшего кратко несколько тезисов (те, кто меня читают давно, их знают). Есть две линии будущего Новой Украины.

Первый путь это путь еще одного Приднестровья, но уже на территории Украины. Этот путь (малая или большая Новороссия) очень удобен для одного из главных игроков украинского кризиса – США. Этим самым они надолго вбивают клин в отношения России и Европы, оставляя за собой последнюю в качестве вассала еще на очень долгое время, и тем самым разрушая план России-Китая по построению единого Евразийского экономического сообщества. Или ось Берлин-Москва-Пекин.
Второй путь это путь возврата стабильности на территорию Украины. Уже очевидно, что форма - Единая «Украина не Россия», стабильной быть не может. Заложенный в эту матрицу символизм, всегда будет провоцировать конфликт между Россией и этим образованием. Потому надо строить новую государственную матрицу для территории бывшей «Украины не России».

Итак, попытка готовилась долго и тщательно. Еще в марте 2014 года президент РФ Владимир Путин предложил федерализацию Украины, как форму выхода из тогда еще политического кризиса. Его не послушали. Затем была встреча в Нормандии, которую можно считать началом «минского процесса». А потом была война. Жестокая и кровавая. Но есть такое ощущение, что ее итоги специально подводились под некие политические договоренности. Именно поэтому украинское руководство армии откровенно ее «слило» в июлько-августовских боях, апофеозом которых стал Иловайск.

Экономический кризис на Украине, который случился бы в любом случае, был усугублен войной. Но именно благодаря этому кризису стало возможным выстраивать новую матрицу украинского государства.

Энергетика, на сегодня, является главным фронтом украинского кризиса (далеко не единственным. Причем энергетика не всегда будет главной составляющей. Деле будут финансы и социалка). «Угольный голод» на тепловых электростанциях Украины на сегодня самое заметное проявление кризисных явлений в энергетике. Но во многом эта проблема искусственно создана. Причем, есть основание полагать, что именно так, частью киевского правительства (Порошенко) заранее и задумывалось. Потому структуры, контролируемые людьми президента сорвали альтернативные поставки углей из-за рубежа (кроме российских). Это скандальный случай с ЮАРовским углем. Также примечательно, что и уголь добытый на Украине, как по команде (хотя почему как), не находят своего потребителя. Что уже никак не пояснишь действиями Москвы. На этом фоне, чем далее тем заметнее становится противостояние украинских ветвей власти (президента и премьера). Если Арсений Яценюк «старается» и делает что может (благодаря отсутствию талантов может он действительно немного) для осуществления первого варианта развития событий, то президент Порошенко добровольно или нет (скорее всего - нет) проводит политику, направляющую Украину по второму варианту.

Последняя пресс-конференция президента Порошенко в этом смысле является значимой. Официально заявлено, что уголь будет покупаться на Донбассе и что деньги на Донбасс за этот уголь пойдут. Вторым позитивным моментом является то, что выработана схема взаимосвязи энергетических систем Украины и России. Украина долго не хотела этот вопрос решать, считая это своим внутренним делом. Но кризис в энергетике…

Давайте немного внимательнее присмотримся к этому кризису. Планы веерных и аварийных отключений, введенные Киевом в начале декабря, как минимум странные. Во первых - география.

Вышла интересная статистика на официальном сайте «Укрэнерго». Мы видим, что западная Украина даже с включением в статистику Винницкой и Житомирской областей потребляет электроэнергии в среднем 3600 МВт электроэнергии. Это чуть больше чем одна Днепропетровская область. В то же время на этой территории расположены мощные электростанции: Бурштынская ТЭС, Ладыжинская ТЭС, Добротворская ТЭС, Днестровская ГЭС, Днестровская ГАЭС, Ровенская АЭС, Хмельницкая АЭС. Одни АЭС с перебором могут обеспечить их потребление. Пусть половина Бурштынской ТЭС работает на Европу, а с Ладыжинской ТЭС также питается Молдова и Одесса. Но даже с учетом этого, лишней генерации очень много. Причем уголь для данных ТЭС был, есть и будет в достаточном количестве. А избыток электроэнергии невозможно перебросить в центр и на восток Украины вследствие недостаточного количества ЛЭП. Но эти регионы отключали наравне со всеми. Почему?

Веерные отключения начались с остановки на ремонт 3-го блока ЗАЭС. Но даже после его починки они не закончились. Более того, масштабы и география их резко увеличились. Прелесть этого почувствовали все, дефицит генерации, а значит и масштаб отключений, подскочил (официально) до 6,5 ГВт. Но в день начала минских переговоров веерные отключения вдруг резко пошли на спад. А на момент окончания и вовсе прекратились (может где что и есть, но это уже не системно). Почему? (тогда еще не было поставок электроэнергии из России, а угля из Донбасса).

Все это официально было объяснено «угольным голодом», но как я уже показал выше эта проблема так же была создана искусственно, и во многом надумана. Да проблема есть, но она решаема. И в то же время она не решается даже там где это возможно. Почему?

Причем я не утверждаю, что проблем в украинском энергетическом комплексе нет. Их очень много. Более того. Коллапс всей энергосистемы Украины вполне возможен и эта вероятность достаточно велика, чтобы ею пренебречь. Но кроме естественных проблем я вижу и искусственные, которые создаются и убираются к определенным событиям.

Не слишком ли много почему? Это явно не может быть случайностью. Украина, как и Донбасс ПЛАНОМЕРНО подводятся к РЕШЕНИЮ. На сегодня одинаково неприятному и той, и другой стороне. Но у них нет выбора. За Украину и Донбасс уже давно все решают другие. Потому мы и наблюдаем странные и не совсем объяснимые вещи. Их конечно людям пояснят, но позже, когда спадет накал страстей. А возможно некоторые и сами придут к пониманию необходимости этих шагов и тогда не надо будет заниматься «конспирацией» ни Порошенко, ни Захарченко с Плотницким.

Но это решение и есть как раз тем, о чем я говорил в начале статьи – линией связи, которая должна начать процесс создания новой матрицы отношений между Киевом и … регионами (пусть это кому-то и неприятно). Причем эта матрица отношений создается не на один зимний сезон. Явно опробируется комплекс взаимосвязей, которые будут потом положены в основу будущих отношений. При этом важно то, что диктат Киева уже невозможен, а это было главной причиной нестабильности и начала войны. Киев вынужден ДОГОВАРИВАТЬСЯ со своими регионами, вырабатывать правила взаимоотношений (в первую очередь экономических). Сдав эту позицию один раз, вернуть регион, который к тому же обладает изрядным военным потенциалом, будет невозможно. Именно поэтому и создается сейчас ВСН (вооруженных сил Новороссии). Как фактор стабильности и гарантии выполнения Киевом минских договоренностей (а в случае их нарушения и фактором принуждения).

Но ВСЕ ЭТО делается не под один Донбасс. Как только другие регионы почувствуют, что можно вот так выстроить отношения, местные элиты не пропустят шанса заявить о своих правах (грабить население). Процесс децентрализации власти (так и не начатый) очень быстро может перерасти в процесс федерализации Украины. Здесь важен именно первый шаг, который, как мне кажется, делается прямо сейчас. Второй шаг, когда табу на слово ФЕДЕРАЛИЗАЦИЯ будет снято, будет простым, естественным и логичным.

И понятным - для простых граждан. Потому, что именно их морили холодом и темнотой, чтобы они могли сравнить, как лучше жить: воюя с Донбассом (при помощи России), или в мире и тепле, выстраивая новые отношения и с теми (и с другими) пересобирая на их основе страну по новым правилам. Построение федерации с большими правами регионов сможет, наконец, решить проблему стабильности Украины. Станут невозможными метания страны в ту или иную сторону, а значит невозможным и использование этого в геополитических играх. Думаю, выиграют все. Кроме США, которые мешали, мешают и конечно будут мешать процессу стабилизации ситуации на Украине.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ