Лингвоцидные вы наши или Снова погибает мова…

05.07.16      Оксана Шкода
Лингвоцидные вы наши или Снова погибает мова…

«Наша пісня гарна й нова, ми співаєм її знову»: на Украине сложилась критическая ситуация с выживанием государственного языка, поэтому необходимы срочные реанимационные действия!

Об этом было заявлено 5 июля в Киеве во время заседания «круглого стола» на тему: «Лингвоцид как важный компонент геноцида - оружие для целенаправленного уничтожения украинского народа», состоявшегося в здании  Всеукраинского пресс-центра  информационного агентства «Укринформ» в рамках международного проекта «Творення українського світу» («Создание украинского мира»).

Данное мероприятие, несмотря на красочную массовку спикеров, почему-то не привлекло особого внимания украинских СМИ, оставшись практически не освещенным в «чэсных новынах». Возможно, потому, что лозунг «Нет языка – нет нации», активно вдалбливаемый одними участниками «круглого стола» другим участникам «круглого стола», уже изжил себя на фоне творимого на территории незалежной беспредела. Возможно, потому, что тотальное «втюхивание» мовы во все аспекты еле шевелящейся жизнедеятельности Украины уже не приносит привычных дивидентов, поскольку насильно мил не будешь, что в случае с повальной украинизацией очевидно. Возможно, потому, что… Одним словом, мы частично восполним пробел и поытаемся, как говорится, по достоинству оценить «оружие лингвоцида».

Итак, не ленимся и знакомимся с участниками мероприятия. Мария Петрова - первый заместитель председателя Национальной Рады журналистов Украины; Иван Драч - первый председатель «Народного Руха» Украины, герой Украины; Иван Ющук - профессор Киевского международного университета, член Центрального правления Всеукраинского общества «Просвита» им. Т. Шевченко; Юрий Гнаткевич - общественный деятель и политик, кандидат педагогических наук, доцент; Павел Мовчан - председатель Всеукраинского общества «Просвита» им. Т.Шевченко; Наталья Осьмак - украинский общественный деятель, биограф и исследователь жизни и деятельности Кирилла Осьмака; Тарас Марусик - председатель Координационного совета по вопросам защиты украинского языка при Киевской городской организации общества «Мемориал» им. В. Стуса; Владимир Василенко - профессор Национального университета «Киево-Могилянская академия», Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины; Павел Гриценко - директор Института украинского языка Национальной академии наук Украины, профессор; Богдан Галайко - украинский военный историк и общественный деятель, директор Национального Научно-исследовательского института украиноведения МОН Украины; Юрий Сиротюк - депутат Киевского городского совета, руководитель проекта «Преодоление последствий советской оккупации в языковой области»; Александр Божко - украинский дипломат, литературовед, переводчик произведений армянской литературы; Фемий Мустафаев - народный артист Украины; Галина Яблонская - народная артистка Украины, президент Международной лиги «Матери и сестры - молодежи Украины»; Виктор Кубайчук - украинский ученый, составитель книг по истории украинского языка; Валентина Бондаровская - председатель Всеукраинской общественной организации «Утешение»; Зоя Ружин - председатель Всеукраинской общественной организации «Движение женщин - мироносиц», Татьяна Коцеба - председатель Международной общественной организации «Федерация женщин за мир во всем мире»; Тарас Шамайда - сокоординатор движения «Пространство свободы»;  Людмила Грабовенко - заместитель генерального директора издательского дома «Дела семейные»; Василий Чебаник - член-корреспондент Национальной академии искусств Украины; Алла Кендзера - председатель секретариата общества «Украина - мир»; Жанна Боднарук - заслуженная артистка Украины; Павел Гай-Нижник - заведующий отделом исторических исследований Научно-исследовательского института украиноведения; Вадим Васильчук - депутат Киевского городского совета; Наталья Сумская - народная артистка Украины; Мария Савченко - мать Надежды Савченко.

Состав, согласитесь, впечатляет – цвет нации, поэтому само эзотерическое название «Лингвоцид как важный компонент геноцида - оружие для целенаправленного уничтожения украинского народа» более не напрягает. Судя по подборке «патриотов», в стране таки возникла проблема с идейностью, «сакральными жертвами» и – что самое главное – идеологией, с которой 2,5 года назад, взяв термосы, зонтики и хорошее настроение, стадо уходило майданить. Именно поэтому на повестке дня «лингвицидного стола» обсуждались вопросы о необходимости утверждения плана действий по исследованию и признанию лингвоцида как преступления в отношении украинского народа и внедрении механизма изучения украинского слова как фундамента создания украинского мира. То есть, как в «Интернационале»: «Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем мы наш, мы новый мир построим - кто был ничем, тот станет всем!»

Говорили о какой-то «украинской альтернативе», о том, что власть не в полной мере защищает украинский язык (еще бы – львиная «властвующих» - банальные варяги, никогда ранее не имевшие к Украине никакого отношения), о том, что мова, несмотря на «мыздобулы», угнетается кремлевскими пропагандистами, действующими на территории незалежной, о том, что ее нужно спасать, и чем быстрее, тем лучше. Незлым тихим словом вспоминали Сергея Кивалова, Вадима Колесниченко и Тараса Шевченко… А в конце всего этого колоритный дядька прочитал «Молитву к мове»…

Два с половиною часа феерического бреда можно посмотреть здесь:

Признаться, противно наблюдать, как вышиваночные патриоты, творящие геноцид, переживают за придуманный ими же лингвоцид (или делают вид, что переживают).

В чем разница между этими двумя понятиями? Термин «лингвоцид» описывает ситуацию, когда носители языка не уничтожаются физически, как при геноциде, а подвергаются политике ассимиляции, в первую очередь, в языковой сфере. И если геноцид русскоязычного населения на Донбассе – факт подтвержденный, то кто, пардон, «ассимилирует политику в языковой сфере» на территории оккупированной бандеровскими неофашистами Украины? Лингвоцид в буквальном переводе означает «языкоубийство» - это комплекс мер административно-политического, а также экономического характера, направленных на искоренение языка, обычно в регионах его исконного распространения. Так кто же убивает мову в ходе абсолютной и поголовной бандеризации украинского общества? В чем и где ущемляются права украиноязычных граждан на территории Украины? Ведь проявлениями политики лингвоцида являются тотальное отрицание факта существования языка как отдельной лингвальной системы, отрицание принадлежности к языку его отдельных диалектов, откровенное или косвенное унижение людей, употребляющих данный язык… Так и хочется «наехать» на президента Порошенко, мол, что же ты, кондитер, за 2 года довел «ридну мову» до полной жо… простите, катастрофы? И параллельно обратиться к причитающим «ряженым лингвистам»: может, сначала искореним ГЕНОЦИД на Донбассе, а потом будем бороться с лингвоцидом на оставшейся территории Украины, первоначально определившись: в чем же он, все-таки, заключается?

Может, «ноги растут» отсюда? «3 июля 2016года. 16часов 30минут. Наблюдаю следующую картину в Николаеве на рынке на улице Дзержинского. Администратор рынка требует от торговки убрать с ценника надпись сорта абрикос «Русский», которыми она торгует с машины, аргументируя это тем, что жалуются покупатели и ему «не нужны проблемы». «Що за дурня? - возмущается торговка. Хорошо, завтра переименую, назову «сепаратисткий» или «оккупантский»!», - рассказывает николаевский блогер Сергей Петров.

Или – отсюда?

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ