Латвия: За убеждения – в психушку

04.06.15      Автор redactor
Латвия: За убеждения – в психушку

Полиция безопасности Латвии жестоко расправилась с инакомыслящими, собиравшими гуманитарную помощь жителям Донбасса.

Народное общественное движение «Балтия». Летом прошлого года в центре латвийской столицы на ул. Курбада, 5, энтузиасты открыли пункт по сбору гуманитарной помощи жителям Донбасса, оказавшимся на грани выживания.

Образовался поток, который с каждый днем становился все больше. Например, половину своей пенсии, 150 евро, принес 94-летний ветеран Великой Отечественной войны Петр Георгиевич. Выяснилось, что он воевал на Украине, и даже знает высоту Саур-Могила, которая в наши дни снова стала местом ожесточенных боев. На деньги ветерана были куплены обезболивающие средства для пострадавших донбассцев.

Однако кое-кому явно не понравилось то, что в Риге решили помочь новороссцам.

Инспекторский прессинг 

Вскоре НОД «Балтия» стали целенаправленно прессинговать. Начались бесконечные проверки. То работники санэпидемстанции внезапно нагрянут (для проверки срока годности круп и консервов, принесенных неравнодушными людьми), то вдруг появятся инспекторы пожарной безопасности (висят ли огнетушители), то «нарисуются» сотрудники служба госдоходов (нет ли финансовых нарушений), то еще кто-нибудь «подоспеет». А чтобы никто не смог перечислить деньги на благое дело, банковские счета были заблокированы. 

С начала года начались уже реальные репрессии.

Полиция безопасности Латвии устроили показательные обыски в офисе «Балтии», а также дома у  руководителя организации Станислава Букайна и его товарищей. Их то и дело вызывал на допрос следователь по особо важным делам ПБ Алдис Вишневскис. После чего членам НОД «Балтия» пригрозили: мол, учтите, что согласно недавно принятым сеймом Латвии поправкам к уголовному кодексу вам как пособникам террористов грозит реальные 10-летние тюремные сроки. В общем, если не хотите загреметь в тюрьму, сворачивайте свою лавочку. В итоге пункт на ул. Курбада решено было закрыть.

«Пособники террористов»

«Нас совершенно необоснованно сделали врагами государства. Хотя никто еще не признал ополченцев террористами. А за то, что мы использовали никем не запрещенный флаг Донецкой народной республики в целях рекламы акции по сбору гуманитарной помощи и пожертвований на ее доставку, нас записали в пособники террористов. Раскрутили все на ровном месте! Пострадали и простые волонтеры», — посетовал лидер организации, рижский бизнесмен Станислав Букайн. Говоря о простых волонтерах, он имел в виду и одну из активисток НОД «Балтия», в прошлом учительницу русского языка и литературы, а нынче пенсионерку Валентину Муратову. Как выяснилось, за свои убеждения она и вовсе оказалась в психбольнице.  Звучит невероятно, если бы это не было фактом. 

— В прессе писали об обысках в офисе нашего народного общественного движения, — рассказала «Вести Сегодня» сама Валентина Александровна. – Ко мне тоже заявилась Полиция безопасности. Ее сотрудники действуют под командой все того же Алдиса Вишневскиса, который «курирует» нашу организацию. Сама я живу в Вецмилгрависе на ул. Зандарту. На момент проникновения к квартире меня дома не было, поэтому дверь была варварски взломана. По сути, ее изуродовали. До сих пор не могу починить. Кстати, я потом обратилась в местное домоуправление с просьбой отремонтировать, но мне там отказали, заявив: мол, мы слышали о ваших политических взглядах, так что чините все сами. 

В общем, не захотели помогать «стороннице Путина». Когда я пришла домой, меня уже ждали. Я сразу увидели, что кругом все обшарили. Полиция безопасности забрала и мой компьютер, который, между прочим, до сих пор так и не отдали. Забегая вперед, отмечу, что из квартиры пропали золотое колечко, бусы и другие ценные вещи. Конечно, мои соседи были в шоке, когда увидели под окнами сотрудников полиции безопасности, госполиции и муниципалов. На пяти машинах в общей сложности прибыло 23 человека. И это за одной бедной латвийской пенсионеркой!

Представьте себе картину: меня ведут по коридору через строй. Как будто я какая-то там террористка. С собой ничего не разрешили взять. Я попросилась в туалет, но мне и в этом отказали. Причем надо мной откровенно смеялись. А затем прибыл «скорая помощь», которая отвезла меня в Рижскую психоневрологическую больницу, как будто я какая-то сумасшедшая. В общем, из меня явно решили сделать дурочку. По дороге медики бесцеремонно начали шарить по моим карманам. Заглянули в кошелек. А когда меня сдавали в приемный покой, то обо мне сказали так: Валентина Муратова, дома не ночует, алкоголичка, наркоманка, скрывается от полиции. 

«Проститутка» на пенсии

Меня даже назвали проституткой. И это в мои-то 64 года. Смешно, если бы не было так грустно... В свое время Советский Союз обвиняли в использовании карательной психиатрии в политических целях. Не знаю, как было во времена СССР, поскольку в психушке никогда не лежала, но в свободной и независимой Латвии психиатрию точно решили сделать карательной. Вопреки моей воли в больнице стали насильно пичкать лекарствами. А врачи, забыв о клятве Гиппократа, откровенно стали надо мной издеваться. И даже угрожали: мол, зачем вы помогаете Путину? Ваш сын и невестка из-за вас потеряют работу!

«Какой пример вы подаете своему внуку! Россия – агрессор, напала на Украину. А вашего Путина следует разорвать на части!» — так заявила мне одна докторша. Казалось, они искренне восприняли меня как некоего агента Кремля, которого бдительная Полиция безопасности вовремя разоблачила. Впрочем, когда объяснила, что родилась в городе Дебальцево, что Украина – моя историческая родина и что там страдают мои родные и близкие, они сменили тон. Более того, на их лицах увидела удивление. Многие из них были наслышаны о Дебальцевском котле. Мы потом долго беседовали. Объяснила, что вовсе никакая не террористка, а просто хотела помочь людям, оказавшимся в тяжелой ситуации.

«В моем родном городе страдают ни в чем не повинные люди, включая таких же пенсионеров, как и я. В чем они виноваты? Разве не гуманно их поддержать хотя бы продуктами питания? Ведь многие голодают!» — говорила я. И в итоге психиатры уже перестали смотреть на меня, как на какого-то зверя. Более того, кое-кто даже начал мне сочувствовать. И потом объяснили, что вынуждены были так со мной поступать, поскольку не могли отказать Полиции безопасности. А сами они против меня ничего не имеют. Один старенький психиатр мне сказал: «Не бойтесь, мы вас, конечно же, вскоре непременно отпустим!» 

А другой и вовсе шутливо заявил: «Знаете, у нас еще не было случая, чтобы пациент так опустил саму Полицию безопасности!» В итоге никакого диагноза мне так и не поставили. «Вы совершенно здоровы!» — заявили психиатры и пожелали мне на прощание не поминать их недобрым словом. Как я поняла, им тоже не понравилось, что Полиция безопасности решила их использовать. Конечно, они запросто могли сделать из меня дурочку!

Вместо послесловия

Мы снова связались с Валентиной Муратовой. По ее словам, никуда она обращаться не собирается. «Слишком много нервов эти гады мне потрепали. Боюсь, что вся эта история может негативно отразиться на моих близких. Кстати, уверена: слежка за мной продолжается, а телефон прослушивается. Не могу понять, почему они не оставят меня в покое. Я ведь просто хотела помочь людям, которые страдают!».

Мнение психбольницы

В официальном письменном ответе пресс-секретарь Рижского психиатрического и наркологического центра (так сегодня называется это учреждение) Силва Бендрате подтвердила сам факт нахождения Валентины Муратовой в больнице, а также косвенно подтвердила то, что пенсионерка была направлена в лечебное учреждение с подачи Полиции безопасности. Тем не менее никаких подробностей не раскрыла. Однако она внимательно ознакомилась со статьей, которую я прислал ей по Интернету.

«Согласно Закону о защите персональных данных физической персоны (о чем говорится в 6-м и 7-м пунктах, а также основываясь на 10-м пункте этого закона (в нем говорится о правах пациентов), мы не можем вам ничего сообщить о пребывании в нашем стационаре Валентины Муратовой. Но поскольку она сама публично рассказала об этом в интервью «Вести Сегодня», то можем сказать, что ее рассказ не соответствует действительности. Она высказала обидные слова и сделала неверные выводы. Наш центр не репрессивный орган и не политическое учреждение. В своей деятельности мы основываемся на действующих в Латвии правовых нормах. У нас работают сертифицированные и опытные врачи, которые принимают адекватные решения, оказывая пациентам все необходимую помощь. Отмечу, что Валентину Муратова к нам привезли ни по политическим, ни по репрессивным причинам. За дальнейшими комментариями советуем обратиться в Полицию безопасности».

Мнение ПБ

По совету Силвы Бендрате мы обратились в Полицию безопасности. Однако следователь по особым делам Алдис Вишневскис был краток: «Без комментариев!» После чего он бросил трубку.

Мнение юриста

Один из лидеров движения «Русская заря», юрист Илларион Гирс сам не раз имел дело с Полицией безопасности Латвии:

— Я смотрю на все это, как на убогую попытку ПБ поупражняться в карательной психиатрии. У Валентины Александровны есть все основания обратится в Генпрокуратуру Латвии с требованием о проведении проверки на предмет случившегося. Судя по её рассказу, тут налицо все признаки уголовно-наказуемого политически мотивированного произвола со стороны властей, а также явно видны признаки целого букета совершённых по отношению к ней преступлений: от ст. 155 Уголовного закона — «незаконное помещение в психбольницу» до ст. 318 УЗ — «злоупотребление служебным положением». Мне вспоминается случай с Хемингуэем. Ему приписывали параноидальный сдвиг за утверждения, что его прослушивают спецслужбы. Но они его действительно прослушивали, о чем стало известным после вскрытия архивов.

Мнение правозащитника

Член правления Латвийского комитета по правам человека, магистр права Александр Кузьмин сказал «Вести Сегодня»:

— Без согласия пациента психиатрическую помощь можно оказывать в двух случаях, согласно Закону о врачебном деле. Один — если есть опасность, что больной нанесет телесные повреждения себе или другим людям. Второй — если больной не может жить самостоятельно и его психические расстройства угрожают ухудшением его здоровья. Ни один из этих случаев не связан со сферой компетенции Полиции безопасности.

Рассказ Валентины Муратовой дает основания подозревать случай «карательной психиатрии». Если она пожелает добиваться расследования, то советую подать заявление о возбуждении уголовного дела в прокуратуру. Обычно в первую очередь обращаются в полицию — но тут полиция сама явно замешана в действиях, попахивающих превышением служебных полномочий.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ