Красная ртуть. Афера судного дня

10.03.16      Автор redactor
Красная ртуть. Афера судного дня

Не одно десятилетие террористы по всему миру пытаются добыть красную ртуть — оружие массового поражения, по легенде созданное в военных лабораториях СССР и попавшее на черный рынок после распада страны. Теперь заполучить таинственное смертоносное вещество хотят и боевики «Исламского государства». Кристофер Чиверс выяснил, почему им это вряд ли удастся.

Охота за смертельным оружием началась в январе 2014 года, когда Абу Омар, контрабандист, работающий на «Исламское государство», встретился с командующим воинами джихада в Тель-Абьяде, небольшом сирийском городке недалеко от турецкой границы. Несколькими днями раньше бойцы ИГИЛ подняли над Тель-Абьядом черный флаг. Их командующий, бывший торговец сигаретами по прозвищу Тимсах (что по-арабски означает «крокодил») стал начальником службы безопасности всего района. Крокодил заявлял, что заказ для Абу Омара передали его боссы, сидящие в Мосуле.

Сириец Абу Омар, человек с характерной бородкой, прозрачно намекающей на его симпатии к джихадистам, был молод, решителен и готов приспосабливаться к обстоятельствам. С 2011 года, когда в Сирии разразилась война, он сменил множество кличек, Абу Омар — одна из них. Он нашел свою нишу в качестве добровольного информатора и снабженца, достававшего для боевиков ИГИЛ все необходимое.

По его словам, к моменту встречи с Крокодилом он уже был важным звеном в цепи поставок. Сидя в Шанлыурфе, турецком городе к северу от сирийской Ракки, одного из опорных центров ИГИЛ, он закупал и доставлял боевикам все то, без чего не могло существовать их военизированное государство: бронежилеты, рации, мобильные телефоны, медицинский инструментарий, спутниковые антенны, сим-карты и многое другое. Однажды, рассказывает Абу Омар, он доставил боевикам полторы тысячи серебряных колец с плоскими ободками, на которых руководители «Исламского государства» могли выгравировать свой логотип. В другой раз джихадист родом из Франции попросил его достать в Турции домашнюю кошку: наверное, сирийские кошки оказались не слишком дружелюбными.

Абу Омару было неважно, чем торговать: военным снаряжением или милыми пустяками — бизнес есть бизнес. ИГИЛ нуждалась и в том, и в другом, и готова была щедро оплачивать свои потребности, а перевозить товары через границу было не слишком рискованно. Контрабандисты пользовались теми же проверенными маршрутами, по которым вот уже по крайней мере три года переправляли в Сирию иностранных добровольцев. По словам Абу Омара, турецкие пограничники не доставляли им хлопот. «Это было несложно, — хвастается он. — Мы просто подкупали солдат».

Но на этот раз Крокодил обратился к Абу Омару с необычной просьбой. Он заявил, что «Исламскому государству» необходима красная ртуть.

Абу Омар знал, о чем идет речь. Красная ртуть — редкая, ценная, чрезвычайно опасная и головокружительно дорогая субстанция. Ни один известный науке химический состав не дотягивал до нее по смертоносным свойствам. Для жаждущих конца света лучшего оружия не сыскать. Если верить слухам, красная ртуть, смешанная с традиционной взрывчаткой, способна стирать с лица земли города, по своей мощи приближаясь к ядерным боеприпасам. Адепты красной ртути передавали из уст в уста утверждение знаменитого ученого-ядерщика, заявлявшего, что это вещество может быть использовано как компонент нейтронной бомбы, столь миниатюрной, что ее можно легко спрятать в бумажном пакете для сэндвичей.

Абу Омар понимал, чем чревата такая просьба. «Исламское государство» искало оружие, которое должно было уничтожить всех его врагов, мгновенно и полностью изменив характер этой войны. Огромные грибы взрывов должны были подняться над Сирией и Ираком, смешав противников ИГИЛ с пылью и обломками. И тогда террористы возьмут под контроль новые территории, окончательно утвердившись на них. Нетрудно представить, сколько они готовы были заплатить за это. Абу Омар решил взяться за заказ. Его двоюродный брат, живущий в Сирии, рассказывал ему о красной ртути, которую группа джихадистов перекупила у какой-то экстремистской группировки. Возможно, ему удастся заключить с ними сделку. Контрабандист отправился в путь, к линии фронта недалеко от Латакии, оплота сирийских правительственных войск, в поисках чуда для легковерных глупцов — способа мгновенно обзавестись ядерной бомбой.

Чтобы разобраться с вопросом о красной ртути, придется шагнуть в мир комиксов — вселенную, где упрямые научные факты уступают место не поддающимся проверке заявлениям, фантазиям и чудесам, где злодеи, веря в мрачные пророчества, ищут волшебное оружие, с помощью которого сумеют разрушить цивилизацию одним мановением руки. Особую пикантность этой истории придает тот факт, что, по общему мнению специалистов в области защиты вооружений, красной ртути не существует — по крайней мере, в виде химического состава, обладающего взрывчатыми свойствами.

Легенды об ужасной силе красной ртути явились на свет на излете холодной войны. В полный голос о ней заговорили после распада СССР, когда из-за тотальной нищеты в кремлевских программах вооружений воцарился полный хаос. Пока угасающее государство выражало свою озабоченность проблемой нелегальной торговли оружием, словосочетание «красная ртуть» все чаще звучало в разговорах контрабандистов, работавших на черном рынке. Тему поддержали и журналисты. В результате для торговцев оружием красная ртуть стала волшебным эликсиром, веществом, способным удовлетворить любые нужды их клиентов: наводить ракеты на цель, скрывать объекты от радаров и, конечно, снабдить небольшое слабое государство или террористическую группу чудо-оружием, обладая которым они смогут на равных конкурировать с супердержавами. Цены назывались соответствующие — сотни тысяч долларов за килограмм. И со временем они только росли.

Как это часто бывает с популярными городскими легендами, миф о красной ртути получил достаточную общественную поддержку, чтобы бесконечно оставаться на плаву. Одним из главных его сторонников неожиданно стал Сэмюэл Коэн — американский физик, ветеран манхэттенского проекта, которого часто называют отцом нейтронной бомбы. До своей смерти в 2010 году он активно живописал публике опасности ядерного терроризма, утверждая, что американское правительство не готово к подобным атакам. К партии верующих в красную ртуть Коэн присоединился еще в начале 1990-х, однако у него был собственный оригинальный взгляд на угрозу: ученый заявлял, что красная ртуть может быть использована для создания ядерной бомбы чрезвычайно малых размеров.

В одном из изданий автобиографии Сэмюэл Коэн утверждает, что красная ртуть производилась «путем смешивания особых ядерных материалов в чрезвычайно малых количествах в единый состав, который затем помещался в ядерный реактор и обрабатывался лучами, ускоряющими движение частиц». В результате получалось «мощное, устойчивое во внешней среде взрывчатое вещество», которое при детонации «необычайно сильно разогревается»: «В ходе реакции давление и температура доходят до тех значений, которые позволяют запустить процесс расщепления атомов тяжелого водорода и, соответственно, реакцию ядерного синтеза — то есть получить миниатюрную нейтронную бомбу». С угрозами подобного масштаба специалисты по охране ядерного оружия еще не сталкивались.

Впрочем, научный мир по большей части отверг утверждения Коэна. «Если у него и были какие-то доказательства, я их ни разу не видел», — говорит Питер Циммерман, физик-ядерщик, бывший главный научный советник Агентства по контролю над вооружениями и разоружению США. «В то время, при моей должности, я непременно столкнулся бы с этим веществом», — добавляет он. Джеффри Льюис, аналитик исследовательского Центра имени Джеймса Мартина в Монтерее, Калифорния, выражается куда более безапелляционно. По его словам, Коэн следует классической формуле создателей разнообразных теорий заговора, смешивая «антинаучный бред» с обвинениями правительства в том, что оно скрывает от народа правду. «Я так и не смог разобраться, когда исчез Сэм Коэн-физик и на его место пришел Сэм Коэн-горлопан», — говорит он.

Тем не менее российские медиа 1990-х принимали все истории о смертоносной красной ртути за чистую монету, а западные СМИ, временами перепечатывая их материалы, поддерживали веру в существование таинственной субстанции. Британский телеканал Channel 4 придал легенде новый импульс, выпустив два документальных фильма — «След красной ртути» и «Нейтронная бомба в кармане». Их создатели утверждали: в фильмах содержатся «потрясающие свидетельства того, что российским ученым удалось создать миниатюрную нейтронную бомбу с использованием вещества, известного как красная ртуть». После выхода первого фильма Коэн провел пресс-конференцию, утверждая, что создатели картины подтвердили его собственные опасения.

Но за пределами узкого круга адептов все это время к красной ртути относились скептически. При всех громких заявлениях существование этого вещества не только не было научно доказано, но и не поддавалось логическому объяснению. «Во всем этом нет никакого смысла», — писал один из инженеров лаборатории в ЛосАламосе своему непосредственному начальству в 1994-м.

К тому же красная ртуть была воистину неуловима. Название постоянно звучало в байках из жизни мафии и оружейных контрабандистов, но само вещество никак не давалось в руки ни силам правопорядка, ни ядерным агентствам, желавшим обстоятельно его изучить. Когда полные надежд продавцы красной ртути попадали в руки закона вместе со своим товаром, он всякий раз оказывался чем угодно, но только не таинственной субстанцией. Как правило, это были простейшие фальшивки вроде обычной ртути, смешанной с краской. О красной ртути мечтали все без исключения участники черного рынка оружия, они гонялись за ней по всему постсоветскому пространству — но она все время ускользала. У специалистов-исследователей сомнений с годами становилось все больше, и, наконец, они вынесли окончательный, не подлежащий обжалованию приговор: красная ртуть — мираж, приманка, главная фишка в мошеннической игре, цель которой — состричь как можно больше денег с доверчивых клиентов. «Придумайте несуществующее вещество, дайте ему таинственное название, наделите его необычайными свойствами, придумайте разнообразные способы его использования, добавьте к этому человеческую жадность и интригу, и пожалуйста: ваша афера готова», — писал Бюллетень военных технологий, издаваемый министерством энергетики США. В 1998 году пятнадцать сотрудников Ливерморской национальной лаборатории имени Лоуренса, занимающейся разработкой ядерных вооружений, опубликовали в «Журнале радиоаналитической и ядерной химии» статью, в которой назвали красную ртуть «печально известной ядерной мистификацией». В 1999-м «Журнал военной разведки» предположил, что одной из жертв ловкого мошенничества оказался Усама бен Ладен, поскольку агенты «АльКаиды», занимавшиеся закупками вооружений, были «невежественны в ядерной физике». Еще одна, примирительная теория гласит, что термин «красная ртуть» служил в СССР кодовым обозначением какой-то другой субстанции — возможно, лития-6, контролируемого вещества, действительно используемого в производстве ядерных вооружений. Впоследствии контрабандисты подхватили звонкое название, пытаясь продавать под этой маркой любые ядерные материалы, которые им удавалось достать.

Наиболее яростные поборники красной ртути могли возразить, что публичный скептицизм официальных лиц вряд ли мешал им обсуждать этот вопрос в закрытых дискуссиях. Но когда сайт WikiLeaks в 2010-11 годах опубликовал секретную переписку американских дипломатов, выяснилось, что красная ртуть в ней упоминалась в том же ключе, что и в официальных выступлениях. Так, в одном из опубликованных материалов власти Шри-Ланки предупреждают американское посольство в Коломбо, что сепаратисты из группировки «Тамильские тигры» пытаются приобрести красную ртуть. «Красная ртуть — известное мошенничество, — отвечает шриланкийцам представитель отдела защиты вооружений Госдепартамента. — Переживать не стоит».

Мало кто знает историю красной ртути лучше, чем Питер Циммерман, позже занявший пост директора Научного центра исследования вопросов безопасности Королевского колледжа в Лондоне. Многие годы он расспрашивал о ней своих коллег, занимавшихся разработкой ядерных вооружений и вопросами их защиты. Он беседовал с участниками всевозможных профильных конференций. Он общался с глазу на глаз как со специалистами по безопасности, так и с учеными из бывших социалистических стран. И в конечном итоге пришел к выводу: красная ртуть — это не просто «пустопорожние разговоры, мифы и напускание тумана». Это «настоящее мошенничество».

Когда я общался с ним по телефону, Циммерман, смеясь, называл адептов этого таинственного вещества «красными меркурианцами». По его словам, некоторые истории, которые ему доводилось слышать, были «просто старыми анекдотами». Он помолчал, затем заговорил вновь, стараясь выражаться ясно и недвусмысленно. Красная ртуть, заявил Циммерман (точнее, любая ртуть, вне зависимости от цвета), никак не может быть использована в производстве ядерного оружия. Все слышанные им предположения о ее военном применении не соответствуют элементарным научным принципам: «Это просто-напросто невозможно. Я не раз ставил на кон свою репутацию, утверждая это, и еще никому не удалось доказать мою неправоту».

После того как легенда о красной ртути впервые облетела мир, успело смениться целое поколение. И все равно старый миф вновь и вновь продолжает всплывать на поверхность, подогреваемый все новыми группами воинов джихада, расхитителей гробниц, контрабандистов, самодеятельных продавцов и прочих желающих заработать на нем. Так что, если уж красная ртуть и является оружием, то никак не ядерным. А вирусным.

Абу Омар стал очередным участником большой игры. Но действительно ли он верит в существование красной ртути?

Когда Крокодил передал заказ, Абу Омар поинтересовался, сколько ИГИЛ готова заплатить. Ответ был уклончивым: дескать, заплатить готовы «столько, сколько он запросит». Такая не определенность не годилась для бизнесмена. Крокодилу пришлось уточнить сумму: четыре миллиона долларов плюс премия в сто тысяч за каждую дозу красной ртути — такой, как на фотографии, которую Крокодил прислал контрабандисту в WhatsApp.

На снимках был изображен бледный продолговатый предмет длиной с булочку для хот-догов, с отверстиями на обоих концах. Он ничуть не походил на красную ртуть в обычных описаниях контрабандистов, утверждавших, что это «густая жидкость с блестящим металлическим отливом». Предмет на снимке скорее был похож на простую пластмассовую деталь, выполненную с помощью обычной штамповки, вроде буйка для бассейна или детской игрушки. И все же была в ней одна интригующая особенность, которая, по-видимому, и возбудила интерес ИГИЛ. Это была точная копия предмета, который в 2013 году одно из крупнейших турецких информационных агентств «Джихан» назвало ракетной боеголовкой с красной ртутью.

В том сообщении речь шла об аресте трех жителей города Кайсери. Журналисты рассказывали о происшествии по всем канонам легенды о красной ртути. На видео, снятом в ночной темноте, группа военных в защитных костюмах и масках двигалась к автофургону; репортер с непоколебимой уверенностью заявлял, что захваченный элемент ракеты «был изучен представителями шести учреждений, включая Турецкое государственное агентство по атомной энергии, и все они сошлись во мнении, что объект содержит красную ртуть: «Эта жидкость, цена которой доходит до миллиона долларов за литр, может вызвать взрыв огромной разрушительной силы. Красная ртуть используется в межконтинентальных ракетах и водородных бомбах». С этими комментариями фотографии разошлись по социальным сетям, попав сначала к ИГИЛ, а потом и к Абу Омару. Контрабандист, по его словам, сразу вспомнил историю, которую слышал от своего двоюродного брата — бойца сирийской группировки «Джабхат ан-Нусра», сотрудничавшей с «Аль-Каидой» и жестоко соперничавшей с «Исламским государством». Брат рассказывал, что «Ан-Нусра» захватила такие боеголовки у бойцов еще одной повстанческой группировки «Гураба аль-Шам», и выглядели они точь-в-точь как на фотографиях Крокодила.

Покинув Тель-Абьяд, Абу Омар направился на поиски кузена к линии фронта возле Латакии, но его план провалился. Двоюродный брат подозревал, что Абу Омар работает на «Исламское государство», и отказался обсуждать условия сделки. «Даже не пытайся говорить со мной о красной ртути, — предупредил он. — Я знаю, куда ты ее отправишь. Знаю, что ей интересуется ИГИЛ. Но мы им никогда ее не продадим».

Абу Омар рассказывает об этом осенью 2015 года в лобби турецкого отеля, куда он пришел вечером после нескольких телефонных звонков и бесед по интернету. Его рассказы были не просто странными — они казались абсолютно дикими. Любой, имеющий доступ в интернет, может быстро убедиться, что легенду о красной ртути подавляющее большинство специалистов считает совершенным бредом. Даже статья о ней в Википедии начинается со слов: «Красная ртуть — несуществующее вещество неизвестного состава». Одного этого было бы достаточно, чтобы у любого желающего получить деньги от ИГИЛ возникли вопросы.

Абу Омар внимательно выслушал все мои возражения, его лицо ничего не выражало. Затем он заговорил — вежливо, словно обращаясь к непосвященному: «Я видел ее своими глазами».

Два года назад, в Рас-эль-Айне он был вместе с группой исламских повстанцев, которая собиралась испытать смесь, приготовленную из 3,5 грамма красной ртути и канистры хлора. Эксперимент организовал Абу Сулейман аль-Курди, командир небольшой группы исламистов, позднее присоединившейся к ИГИЛ. В начале испытаний аль-Курди собрал своих бойцов возле канистры со смесью и сказал: «Я досчитаю до десяти. Тот, кто после этого останется в помещении, задохнется и умрет». Хлор был налит в канистру, обмотанную фольгой. Аль-Курди опустил иголку в пузырек с красной ртутью и поднес каплю вещества к поверхности хлора. «Одно смешалось с другим», — говорит Абу Омар. Тут же по комнате растекся ужасный запах, повстанцы бросились прочь, один за другим выскочив из дома. Мощь красной ртути оказалась вполне реальной, уверяет Абу Омар.

Разумеется, практически ни одну деталь этой истории, как и другие захватывающие легенды о красной ртути, проверить невозможно. Но даже если что-то и вправду произошло в той комнате, губительный запах несложно объяснить: хлор сам по себе опасен для дыхательной системы и может вызвать удушье и даже смерть. Но Абу Омар дал свой ответ. Он верил в красную ртуть всей душой. Что ж, он не одинок.

Сафи аль-Сафи, повстанец-одиночка, временами подрабатывающий контрабандой оружия, предметов антиквариата и поддельных документов, сидит в открытом кафе недалеко от сирийско-турецкой границы. Он курит ароматный кальян и рассуждает о торговле ртутью. «Красная ртуть красного цвета. Есть еще ртуть цвета темной крови, — говорит он. — Есть зеленая ртуть, вызывающая сексуальное возбуждение, и серебристая, ее используют в медицине. Самая дорогая — ртуть, которую называют „кровь рабов“. Ее используют колдуны, чтобы вызывать джиннов».

Эта лекция для начинающих, страстная, но до крайности нелепая, весьма показательна. У контрабандистов, с которыми я разговаривал в пограничных городах, красная ртуть живет в той области сознания, что отвечает за богатство воображения, где страх и недоверие к властям смешиваются с народными суевериями и фольклором. Описания этого материала слегка различаются в деталях, цены на него разнятся очень значительно, однако основное содержание легенд и рассказы о происхождении таинственного вещества остаются одинаковыми даже у людей, незнакомых друг с другом и разделенных многими километрами.

Еще один контрабандист, Фейсал, уверял меня, что красная ртуть существует двух видов: горячая и холодная. Холодную — некоторые контрабандисты также называют ее «божественной ртутью» — «можно обнаружить на древнеримских кладбищах: короли, принцы и султаны раньше брали ее с собой в могилу». Этот вид красной ртути, рассказывает Фейсал, грабители могил на Ближнем Востоке открыли для себя, по крайней мере, несколько десятилетий назад: «Раньше пожилые женщины носили ее на шее, на цепочке, чтобы отвести дьявольский глаз». Позднее ее стали покупать богачи, используя как афродизиак и средство для эрекции.

Это вещество было таким ценным, говорит аль-Сафи, что некоторые нечестные торговцы приноровились торговать поддельной красной ртутью. «В моей деревне не меньше пятнадцати человек так и делают, — утверждает он. — Они покупают обычную ртуть и красят ее губной помадой. Кладут ее на ложку и нагревают до тех пор, пока помада не превратится в порошок. Кладешь этот порошок в ртуть, смешиваешь и получаешь нужный цвет». Правда, разоблачить подделку, по словам контрабандистов, очень легко. Настоящая красная ртуть липнет к золоту и отталкивает чеснок, поэтому умный покупатель всегда приносит с собой чеснок и золото, чтобы проверить продукт, прежде чем выложить деньги. «Капаешь ртуть на тарелку, подносишь дольку чеснока, и капля тут же откатывается, — объясняет еще один торговец, Абу Саид. — А подвигаешь под ней чем-нибудь золотым, капля будет перемещаться туда же, куда и золото».

Но для создания оружия холодная красная ртуть не годится — для этого нужна горячая, которую производят только в хорошо оборудованных лабораториях. В Сирию эта ртуть попала из Советского Союза: как говорит контрабандист Раид, обычно ее доставляли «в специальных ящиках, вместе с оборудованием, подробными инструкциями и защитными перчатками». Абу Саид утверждает, что горячую красную ртуть можно купить в Сирии и сейчас и что для ИГИЛ она, безусловно, будет полезна. Ведь среди руководителей «Исламского государства» немало бывших иракских военных, которые знают, как с ней обращаться. Но, предупреждает он, продавец легко может совершить смертельную ошибку: «Дело не только в том, чтобы достать красную ртуть. Даже для самой маленькой коробочки нужно специальное оборудование — и чтобы ее открыть, и чтобы работать с ее содержимым. Если открыть просто так, все в радиусе восьми километров будет уничтожено».

Это особенно опасно, потому что на красную ртуть можно наткнуться и на свалках металлолома, и в швейных магазинах. Аль-Сафи рассказывает, как это получилось. Во время, как он выражается, «американской оккупации» бывшего Советского Союза русские старались, чтобы материалы, использовавшиеся при производстве вооружений, не попали в неправильные руки.

Чтобы спасти их, в конце холодной войны они прятали микроскопические контейнеры с красной ртутью в швейных машинах и радиоприемниках, предназначенных на экспорт, которые потом разлетелись по всему арабскому миру. (Еще одна версия той же легенды гласит, что красную ртуть прятали в телевизорах.)

Эти слухи циркулировали многие годы. Как сообщало в 2009 году агентство «Рейтер», именно из-за них цена старой швейной машинки в Саудовской Аравии временами достигала 50 тысяч долларов. При этом самыми дорогими были машинки фирмы «Зингер», производившиеся в США, что не очень-то совпадало с советской легендой. Но это никого не волновало. Абу Омар тоже утверждал, что в старых швейных машинках можно обнаружить красную ртуть. «Но только в определенных машинках, — добавлял он. — С логотипом в виде бабочки». Он настаивает, что знает об этом по собственному опыту: красную ртуть, которую повстанцы использовали в эксперименте с хлором, он добыл из швейной машинки родной бабушки.

Все это кажется старым дурным анекдотом, однако и анекдот может быть в своем роде полезен. Когда я рассказал физику-ядерщику Питеру Циммерману о тесте с чесноком и золотом и о предположительном влиянии красной ртути на потенцию, он ответил не задумываясь: «Найдите хоть грамм красной ртути и попробуйте».

В конце концов, анекдоты помогают больше узнать про красную ртуть, особенно с учетом очередной теории ее происхождения, циркулирующей далеко не первый год. Ее адепты утверждают, что вся эта история — не более чем мистификация спецслужб, организованная кампания по дезинформации, запущенная десятилетия назад КГБ и его наследницей ФСБ, массово размещавшими «утки» в российских газетах.

Эта теория существует в нескольких вариантах. Согласно одному из них, массово озвученная ложь была совместной операцией Москвы и Вашингтона, которая была призвана взбудоражить нелегальных торговцев ядерными материалами и заставить террористов зря терять время. Этой версией со мной поделились американские военные, связанные с размещением боеприпасов и защитой от ядерного нападения. Однако и в этом случае я не услышал ни одного реального доказательства ее правдивости. По их словам, эту версию они слышали от кого-то на службе, и она им понравилась. В самом деле, если глупые террористы хотят прицениться к каким-нибудь фантастическим фотонным торпедам — почему бы и нет? В ином случае ИГИЛ займется куда более неприятными делами (Абу Омар, в частности, упоминал, что джихадисты просили его помочь в организации похищений западных журналистов).

Тем не менее даже армии американцев и их союзников пострадали от этой мистификации, потратив силы и время на ее разоблачение. В начале 2011 года европейское воинское подразделение в Афганистане передало комиссии «Паладин» — специальной группе, занятой изучением импровизированных бомб и способов противодействия им, — вещество, предположительно являвшееся красной ртутью. Находка вызвала целую бурю волнений среди специалистов — по крайней мере, именно так утверждали несколько американских солдат, знакомых с ситуацией изнутри, и участвовавший в операции офицер, который просил не называть его имени, поскольку часть данных о происшедшем по-прежнему засекречена. Команда «Паладин» предупредила 20-ю воинскую бригаду химической, биологической, радиационной, ядерной и взрывной защиты о том, что в ее распоряжении имеется неизвестная, потенциально опасная субстанция. В штаб-квартире подразделения в Мэриленде мгновенно собрали группу специалистов по обезвреживанию ядерного и химического оружия, и военно-транспортный С-5 взял курс на авиабазу в Баграме. Там им продемонстрировали два маленьких контейнера, обшитых свинцовыми полосами. Один был размером с литровую банку, другой — с пивной бокал.

Первыми к изучению находки приступили специалисты по ядерным боеприпасам, однако они не обнаружили никаких признаков того, что контейнеры радиоактивны. Затем пришла очередь экспертов по химическому оружию и взрывчатке. Как рассказал офицер, участвовавший в процедуре, наружный осмотр контейнеров не дал никакой значимой информации. Поэтому солдатам, несмотря на риск, пришлось взломать их и заглянуть внутрь. Надев защитные костюмы и дыхательные аппараты, они поместили первый сосуд в специальный воздухонепроницаемый контейнер и, удалившись на приличное расстояние, с помощью видеокамеры наблюдали за тем, как миниатюрное сверло буравит мягкую стенку. Наконец вещество выплеснулось наружу — но оказалось, что это обыкновенная ртуть. Второй сосуд был пуст. Американские военные тихо собрались и убыли на родину. Описание их миссии осталось в секретных армейских анналах под названием «Операция «Химера». По словам знающих людей, выполнено оно с изрядным юмором. Кому и как удалось обмануть европейцев, осталось неизвестным.

Впрочем, это не худший пример влияния мистификации на реальность. В Южной Африке фальшивка стоила жизни многим людям. Согласно местной версии легенды, красная ртуть содержится в стандартных боеприпасах, особенно в противопехотных минах. А значит, завладеть ею может каждый, у кого хватит духу обезвредить мину и извлечь ценное содержимое. Том Дибб, программный менеджер частной организации Halo Trust, занимающейся разминированием в Зимбабве, говорит, что местным властям известна масса случаев, когда люди погибали, пытаясь разобрать противопехотные и минометные мины. В самом кровавом инциденте такого рода, случившемся в 2013 году неподалеку от зимбабвийской столицы Хараре, шесть человек погибли от взрыва в доме местного целителя. Одной из жертв стал маленький ребенок. Дибб, пообщавшийся с полицией, утверждает: «Полицейские практически уверены, что это был взрыв противотанковой мины, которую пытались разобрать в поисках красной ртути». В другом случае, расследованием которого занимался сам Дибб, двое мужчин были убиты и один ранен, когда они пытались собрать на поле противопехотные мины, чтобы извлечь из них красную ртуть. Самая недавняя смерть, с которой пришлось столкнуться специалистам Halo Trust, случилась первого ноября прошлого года: 22-летний Годноус Катчеквама погиб от взрыва противопехотной мины R2M2 размером с консервную банку, которую разбирал в поисках красной ртути.

Взрыв в пригороде Хараре подтолкнул Майкла Мура, автора сайта «Противопехотные мины в Африке», к созданию еще одного интернет-ресурса — «Кампания против красной ртути». Он собирает документы, разоблачающие мистификацию, и призывает людей не верить ей. Мур пытался проследить, каким образом легенда развивалась от швейных машин к минам, но так и не смог в этом разобраться. Просвещать население необходимо, уверен он, поскольку «это очень убедительный миф, и так просто он не исчезнет».

Крокодил больше года продолжал интересоваться, как продвигается дело с красной ртутью. В последний раз он проявился в WhatsApp в июне 2015-го. В то время курды активно атаковали позиции ИГИЛ в Тель-Абьяде, поэтому командующему понадобились еще и, как он называл их, «тепловые панели», способные сбивать с толку системы наведения американских истребителей. Но и к ноябрю Абу Омару не удалось выполнить заказ. Тем временем Тель-Абьяд был захвачен, и Крокодил замолчал. Вопрос об оплате заказа повис в воздухе. Абу Омар был занят своими делами: по его словам, недавно он доставил джихадистам 23 коммерческих беспилотника. Но он по-прежнему собирал все возможные слухи о красной ртути. Говорили, что добыть ее удалось курдам, противостоявшим «Исламскому государству». «Люди, которых я знаю, трижды продавали курдам товар», — утверждает он. Кроме того, в окрестностях Алеппо было найдено восемь снаряженных красной ртутью боеголовок.

Похожие истории рассказывали мне и в Рейханлы, еще одном турецком приграничном городке. Здешние контрабандисты утверждают, что повстанцы в Идлибе захватили военный КПП, где добыли несколько граммов красной ртути. Якобы эта ртуть была выставлена на продажу, однако ни один из моих собеседников не брался организовать встречу с продавцом и осмотр товара. Эта история порождала неизбежный вопрос: если у сирийских военных есть красная ртуть, почему они ее не используют? Почему армия, известная своей неразборчивостью в средствах, воздерживается от использования столь мощного оружия, глядя, как ее гарнизоны захватывают один за другим?

Красная ртуть кажется идеальным оружием для этой жестокой и запутанной войны — оружием апокалипсиса, как нельзя лучше подходящим для целей террористов, ведомых верой в то, что близится пришествие Махди, гибель неверных и конец мира. Но она упрямо не желала даваться никому в руки. Тем временем полиция подбиралась все ближе к охотникам за ней. В прошлом июне турецкие новостные агентства сообщили о новом скандале, связанным с красной ртутью, — на сей раз были арестованы двое граждан Грузии. Абу Омар утверждает, что его помощник сумел приобрести у них товар, но полиция задержала его в Анкаре, прежде чем он смог переправить материал по назначению. Впоследствии его отпустили, но красную ртуть не отдали — полицейские, говорит Абу Омар, просто оставили ее себе. Его телефон прослушивали, уверен контрабандист, и именно из-за этого дело не выгорело.

Это был очередной рассказ, в истинности которого невозможно удостовериться. Турецкое правительство отказывается комментировать аресты, произведенные за последние два года в связи с красной ртутью. А что же случилось с помощником Абу Омара? По его словам, тот улетел в Швецию. Абу Омар даже снабдил меня адресом его страницы в Facebook, но, увы, ее хозяин не ответил на запросы. Что ж, когда речь идет о красной ртути, никакая предосторожность не может считаться излишней.

© 2015 New York Times

Перевод Екатерины Милицкой. Иллюстратор Арина Шабанова

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ