информационное агентство

Константин Кеворкян: «Кернес объединяет региональную элиту, которая борется за децентрализацию»

16.04.20      Юлия Гаврильчук
Константин Кеворкян: «Кернес объединяет региональную элиту, которая борется за децентрализацию»

Известный харьковский журналист и писатель Константин Кеворкян, вынужденный уехать из родного города из-за несогласия с пришедшими к власти националистами, рассказал «Антифашисту», как проходит карантин в Крыму, и чего ожидать Украине в дальнейшем.

— Константин, вы покинули Украину в 2014 году и сразу переехали в Крым. Прошло 6 лет. Всё это время украинские СМИ пишут о том, как Россия разрушает экономику полуострова. Что скажите на этот счёт?

— За прошедшие 6 лет в Крыму произошли очень серьёзные изменения. Но некоторые события изначально положительные, другие заставляют подумать, насколько они оправданны. С одной стороны — колоссальные вложения в местную инфраструктуру, строительство Крымского моста и трассы «Таврида», реконструкция предприятий, запуск многих производств, строительство грандиозной мечети для крымских татар в Симферополе, естественно, аэропорт и прочее, и прочее…

Что вызывает определённые вопросы? Законодательства России и Украины, конечно, различаются. В каких-то вещах, можно сказать, украинское законодательство было более либеральным. Когда пришло время исполнять и следовать новому российскому законодательству, многие чиновники отнеслись к этому наплевательски, вследствие чего было посажено и снято с должностей несколько десятков человек. Садят их не за «украинский патриотизм», а за невыполнение служебных обязанностей, за воровство на тендерах.

Но множество старых кадров остались на местах, поэтому часто встаёт вопрос об их профпригодности и компетентности как руководителей. Какие-то вещи просто-напросто зависают в пустоте, например, личная способность к интенсивной работе или внедрение новых технологий, потому что это всё не для них и не про них. Получается, что федеральный центр тянет большую часть работы, а на местах многое пробуксовывает. И этот диссонанс рождает определённое недовольство людей на местах. Недовольство не присоединением к России, а недовольство медлительностью перемен. И эта большая проблема, которая тормозит развитие Крыма.

— Как же в разговоре о крымских чиновниках не вспомнить Наталью Поклонскую, которая успела побывать и за красных, и за белых?

— Поклонская — пример мятущейся натуры. Мне кажется, Наталья довольна влюбчивая и восторженная персона. Но, отдам должное, она нашла в себе мужество в 2014 году присоединиться к начинающей перемены команде, когда многие чиновные крымчане перевозили имущество и родственников на материковую Украину.

Потом она отправилась в Госдуму и со всем пылом юной провинциалки оказалась игрушкой и заложницей собственных страстей. Ошпарившись много раз, Наталья Владимировна стала более закрытой и сейчас пытается хотя бы не растерять капитал популярности, полученной в 2014 году. Переход из жанра анимэ в профессиональную политику требует особой аккуратности.

— Как обстоит ситуация в Крыму с пандемией коронавируса?

— Реальную картину может дать лишь тотальное тестирование. Слухи о замалчивании ситуации, естественно, курсируют, но мне кажется, что мы должны опираться на официальную информацию. Сознательное утаивание информации, касающейся безопасности государства — это уголовная статья, и я не думаю, что кто-то из чиновников специально хочет попасть за решётку.

Сейчас в Крыму, как и во всей России, введены карантинные мероприятия. Отправлены на дистанционное обучение ВУЗы и школы, закрыты рестораны и кафе — всё это, безусловно, присутствует. Что касается конкретно Севастополя, то здесь много промышленных предприятий, которые под карантин не попадают и продолжают свою работу. Транспорт всё так же ходит, но меньше: это интенсивность выходного дня, но никак не будней. Работают магазины, люди ходят по улицам, но многие, увы, без масок, так как масок в продаже нет.

Я периодически спрашиваю, потому что чувствую себя на улице без неё, как голый. Многие ходят в самодельных респираторах, но примерно 25% не используют никакой защиты, правда, никто на них собак не спускает. Штрафовать, конечно, можно, но такая практика приведёт, думается, к отрицательному эффекту. На вопрос «Где ваша маска?» можно отвести патруль к аптеке и спросить — «А где маска в продаже?». Нельзя требовать от людей того, что ты сам не можешь обеспечить.

Нужно подчеркнуть, что Владимир Путин раздал полномочия и указания региональным властям действовать на своё усмотрение — вплоть до смягчения карантина. Таким образом, проблема отсутствия тех же масок в продаже лежит на и. о. главы Севастополя Михаиле Развожаеве. К слову, он идёт на выборы в сентябре этого года. Если он не может должным образом защитить население, то обязан хотя бы полностью обеспечить защитой работающий персонал — медиков, силовиков, работников торговли и так далее.

— Скажите, как харьковчанин, знающий ситуацию в Харькове. Где, на ваш взгляд, региональная власть действует эффективней?

— Ситуация у этих двух людей совершенна разная. Сейчас Кернес делает больше, чем просто наращивает рейтинг, он объединяет и возглавляет региональную элиту, которая борется за децентрализацию. И в этом определённый секрет нормализации его отношений с господином Ярославским, с которым он ранее много лет конфликтовал. А в Севастополе — государев человек, который прислан форсировать процесс вхождения Севастополя под общий российский стандарт. Разница — принципиальная.

Нельзя сказать, что Развожаев не ведёт никакой пиар-деятельности, здесь достаточно каналов, которые освещают его шаги. Но вместо обычных хозяйственных хлопот, глава Севастополя столкнулся с ситуацией чрезвычайного положения из-за коронавируса, что не может не сказаться на его действиях. Нельзя сказать, что он не готов — уверен, что многие региональные мэры или губернаторы точно также не готовы к чрезвычайщине. Но к Севастополю приковано огромное внимание, как российских, так и украинских СМИ. И любой эксцесс может аукнуться в десятикратном размере. Поэтому определённую компромиссность Развожаева нельзя трактовать как беспомощность.

— А что происходит на остальной территории полуострова?

— Ситуация в Крыму, исключая Севастополь, на мой взгляд, хуже. Есть сведения, что в Ялте было совершено несколько поджогов. То есть, пользуясь определённой занятостью правоохранительных органов на иных фронтах работы, пробуждается люмпенизированный контингент, а также силы, стремящиеся навредить Крыму. Я допускаю, что есть определённые люди — или жадные, или глупые, или фанатики — устраивающие пакости и выдающие их за некое «движение сопротивления оккупационным силам». Как такового организованного «движения сопротивления» нет, ведь нельзя же считать сумасшедшего одиночку, который подпиливал столбы ЛЭП, сопротивлением. Но его работу в пропагандистских целях вполне возможно использовать в разделе «Крым непокорённый».

— А какая разница между Севастополем и Харьковом? Понятно, что разный ландшафт, разные страны, разная история, но что в плане отношения власти к жителям?

— Мы должны помнить, что Харьков является одним из наиболее благоустроенных городов не только на Украине, но и в Восточной Европе, что было неоднократно отмечено наградами Совета Европы. Тандем Добкин—Кернес в своё время проделал колоссальную работу, в том числе, и по налаживанию обратной связи с населением.

«Что мы хотим получить от нашей региональной власти? Какая реакция на бытовые проблемы?» Эта система была отлажена в Харькове ещё давно. Когда в 2014 году я приехал в Крым, меня поразила чиновничья расхлябанность, помноженная на смену законодательства, на объективные сложности и т.д. Давно привыкшего жить в других реалиях человека эта безответность раздражала невероятно. Переломом, как мне кажется, стало введение российской системы МФЦ. Сначала со скрипом — потому что все должны были привыкнуть — но теперь мы выходим на некий новый цивилизованный уровень.

— Давайте вернёмся к Украине. Мы уже говорили о позиции Харькова и Кернеса, сейчас к нему присоединился и мэр Запорожья, который отказался останавливать общественный транспорт вопреки распоряжению Киева. Как вы считаете, подобный демарш продолжится?

— Можно привести ещё несколько примеров — так с резкой критикой центральной власти выступают мэры Львова, Днепропетровска. Здесь нужно понимать несколько принципиальных моментов. Муниципальное самоуправление на Украине резко отличается от российского весьма либеральным, принятым ещё в 90-х годах законом «О местном самоуправлении», который давал не только широкие полномочия местным громадам, но и немалые налоговые поступления.

В процессе порошенковской «децентрализации» из Центра в регионы было направлено дополнительное финансирование, но одновременно сбрасывалась и вся социалка. А теперь — если упрощённо — Киев хочет забрать финансовые средства назад, а социалку оставить на балансе муниципалитетов. Эта проблема касается всех региональных общин и вполне естественно, что мэры возмущаются. Недовольство, я думаю, будет усиливаться, но пока неизвестно в каких масштабах, ведь у многих руководителей местных громад не хватает духа протестовать, а другие надеются, что более влиятельные мэры всё сделают за них.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ