информационное агентство

Кого «забыли» вызвать в суд по делу о расстреле майдана?

Кого «забыли» вызвать в суд по делу о расстреле майдана?

Десятки участников майдана и далеко не рядовых в день кровавой бойни 20 февраля 2014 года в один голос уверяли, что стреляли свои. Стреляли в протестующих, стреляли и в милиционеров.

Сегодня, когда три года спустя после расстрела так и нет никакой ясности и не видно желания украинской власти найти виновников массовых убийств на Майдане, возникает законный вопрос: а почему в зал судебных заседаний Святошинского суда Киева, где беркутовцев обвиняются в расстрелах на майдане, не вызваны в качестве свидетелей экс-верховный представитель ЕС по иностранным делам Кэтрин Эштон и экс-глава МИД Эстонии Урмас Поэт и активистка майдана Ольга Богомолец?

Это они в телефонном разговоре, опубликованном сразу после переворота в Украине, обсуждают наличие на майдане в Киеве снайперов, которые стреляли и по протестующим, и по сотрудникам правоохранительных органов. Вот слова эстонского министра: «И все большую настороженность людей вызывает то, что новая коалиция не желает расследовать точные обстоятельства случившегося. Стремительно растет понимание того, что за этими снайперами стоял не Янукович, а за ними стоял кто-то из новой коалиции».

Кто поделился с Паетом своими подозрениями? Активная участница Майдана Ольга Богомолец, отвечавшая за медицину протестующих. Подлинность выложенного в интернете телефонного разговора подтвердило Министерство иностранных дел Эстонии. «Тот факт, что разговор прослушивался, вызывает сожаление. Загрузка этой беседы в сеть не случайна», — сказал Урмас Паэт.

Разговор главы МИД Эстонии и Кэтрин Эштон состоялся 26 февраля 2014 года, когда Урмас Паэт посетил Украину. Еще раз приводим расшифровку и перевод разговора на русский:

Эштон: Здравствуйте. Как у Вас дела?

Паэт: У меня все хорошо. Как у Вас?

Эштон: Все в порядке. Я хотела поговорить с Вами и узнать Ваши впечатления.

Паэт: Я вернулся только вчера вечером, так что я был там всего один день.

Эштон: Ваши впечатления?

Паэт: Впечатления грустные. Я встречался с представителями Партии регионов, также с представителями новой коалиции и представителем гражданского общества. Ее зовут Ольга. Вы должны знать ее.

Эштон: Да, Ольга. Я ее знаю.

Паэт: Мои впечатления действительно печальные. Отсутствует доверие, в том числе доверие к тем политикам, которые вошли в состав коалиции или вышли из нее. Представители Майдана и гражданского общества говорят: «Никто из них не должен войти в состав нового правительства, у всех у них грязное прошлое». Той же самой Ольге и другим представителям гражданского общества поступали предложения войти в состав нового правительства, но Ольга, например, сказала, что она готова войти в состав правительства только вместе со своей командой, с зарубежными экспертами для того, чтобы начать реальную реформу здравоохранения. Так что уровень доверия фактически нулевой. И это все на фоне проблем, связанных с обеспечением безопасности, территориальной целостностью, Крымом и так далее. Партия регионов пребывает в абсолютно подавленном состоянии. Они сказали, что принимают тот факт, что будет новое правительство, состоятся досрочные выборы. Имеет место очень сильное давление на депутатов парламента. Ночью к членам партии приходят «незваные гости», журналисты видели, как днем прямо у здания парламента люди с оружием избивали депутата. Все это происходит на самом деле. Ольга и члены гражданского сообщества абсолютно уверены, что люди не покинут улицы до тех пор, пока не увидят, что начались реальные реформы. Не достаточно просто сменить правительство. Таковы основные впечатления, и у Евросоюза, и у Эстонии в частности. Мы должны быть готовы к участию, наряду с другими, в финансовом пакете.

Эштон: Да.

Паэт: Необходимо подать им абсолютно ясный сигнал о том, что замены правительства будет недостаточно, необходимы реальные реформы и действия, направленные на повышение уровня доверия. В противном случае все закончится плачевно. Представители Партии регионов также сказали мне следующее: «Вот увидите, если люди на востоке страны действительно очнутся, то они начнут требовать соблюдения своих прав. Некоторые в Донецке уже говорят: «Мы не можем больше ждать, когда закончится украинская оккупация в Донецке. Это русский город, мы хотим, чтобы Россия вмешалась». И так далее. Такие вот впечатления, вкратце.

Эштон: Все это очень и очень интересно. У нас сейчас проходит встреча со всеми еврокомиссарами. Мы обсуждаем, что можно сделать. Это — финансовые пакеты кратко-, средне- и долгосрочные. Где взять деньги, какие предложить инвестиционные пакеты, бизнес-лидеров и так далее. С политической точки зрения: какими ресурсами мы располагаем для помощи гражданскому обществу, и какие меры нужно предпринять. Я сказала представителям гражданского общества, Яценюку, Кличко и все тем, с кем я встречалась вчера: «Мы можем предоставить вам людей, которые знают, как проводить политические и экономические реформы. Близкие к Украине страны могут помочь проведению масштабных внутренних реформ. В этих вопросах мы имеем громадный опыт, которым можем поделиться. Я сказала людям на Майдане: «Да, вы хотите реальных реформ. Если вы хотите сделать их короче и быстрее, надо запустить процесс. Необходимо бороться с коррупцией, это трудно. Нужно будет подобрать людей, которые будут работать до выборов". Я говорила с Ольгой о том, что она может стать министром здравоохранения. Такие люди нужны в этой ситуации. Но я также сказала им: «Если вы будете только строить баррикады, блокируя здания, то мы не сможем обеспечить поступление денег, так как нам нужны партнеры».

Паэт: Абсолютно верно.

Эштон: Я сказала лидерам оппозиции, которые станут членами правительства: «Вы можете выходить на Майдан, вы даже должны общаться с Майданом, но вы должны сделать так, чтобы все люди чувствовали свою защищенность». Я сказала представителям Партии регионов: «Вы должны возлагать цветы на местах гибели людей, вы должны показать, что понимаете, что здесь случилось. Сейчас вы испытываете гнев, но люди, которые пострадали, в том числе от коррупции, испытывают сходные чувства». Многие скорбят по погибшим. И вообще, в городе слишком много горя и переживаний. Необходимо нормализовать обстановку. Ваши наблюдения также очень интересны.

Паэт: Все это так. Единственный человек, о котором представители гражданского общества отзывались позитивно, — это Порошенко.

Эштон: Да. Да.

Паэт: Он пользуется определенным доверием у людей на Майдане и у гражданского общества. Еще Ольга сказала, что, согласно всем имеющимся уликам, люди, которые были убиты снайперами, с обеих сторон, среди полицейских и людей с улицы, это были одни и те же снайперы, убивающие людей с обеих сторон.

Эштон: Да.

Паэт: Она показала мне фотографии, ссылалась на мнение врачей, которые говорят об одном и том же почерке, типе пуль. И все большую настороженность людей вызывает то, что новая коалиция не желает расследовать точные обстоятельства случившегося. Стремительно растет понимание того, что за этими снайперами стоял не Янукович, а за ними стоял кто-то из новой коалиции.

Эштон: Я слышала, что они хотят провести расследование. Это интересно. Продолжайте.

Паэт: Это крайне раздражающий фактор. Это дискредитирует новую коалицию с самого начала.

Эштон: Им надо быть очень осторожными. Люди требуют серьезных изменений. Но нужно, чтобы механизм функционировал. Им (новой коалиции) надо одновременно быть активистами, врачами и политиками. Это очень сложно. Им нужно продержаться хотя бы несколько недель, потом будут выборы. Я планирую возвратиться в начале следующей недели. Может быть, в понедельник.

Паэт: Это очень важно, чтобы люди из Европы, и вообще Запада, продемонстрировали свои намерения.

Эштон: Большая группа пребывает в пятницу. Уильям Хейг — на днях, а я — в понедельник.

Паэт: Я слышал, что министр иностранных дел Канады прибывает в пятницу, и уже побывал Уильям Бернс.

Эштон: Я знаю. Спасибо Вам, мой друг.

Паэт: Спасибо и Вам. Всего наилучшего. Успешной поездки в Австралию.

Эштон: Что? Австралия? Нет. Я вынуждена отложить поездку, поскольку должна заниматься Украиной.

Паэт: Хорошо. До свидания.

Эштон: До свидания.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ