Как, кому и надо ли в ДНР отдавать кредиты украинским банкам?

В эти дни два года назад, в ответ на дикий шабаш в Киеве, в юго-восточных регионах началась «Русская весна». Большинство населения этих мест захотело навсегда оградить себя от всяких революций и последующих действий психически неуравновешенных украинских «патриотов. Кто-то оградился, кто-то еще борется за свою свободу. Но до сих пор цветущая «Русская весна» подванивает духом украинщины. Причем государство, претендующее в этих местах называться Родиной, напоминает о себе исключительно ложью, насилием и нарушением прав. А теперь еще и хочет денег.

Вспомнился диалог из «12 стульев»:

«- Прихожане разбежались, сокровища ищут.

- Свои! Заметьте, свои сокровища!

- Мне не известно чьи, а только ищут».

До так называемой «революции достоинства» Украина вместе с АР Крым была вполне обычной страной, где многие брали кредиты. Но вот – Майдан, восстания по всей стране, гражданская война, в противовес очевидному именуемая «российской агрессии». Как следствие – бегство украинских банков с территорий, отказавшихся принимать итоги государственного переворота в столице. Банки сбежали, украинская финансовая система оказалась даже не парализована, а на корню зарублена в ДНР и ЛНР, с упорством маньяка причисляемые Киевом к «украинской территории». Банки сбежали, а кредиты остались. Надо ли их выплачивать? Если да, то каким образом, и в каком объеме?

В Донбассе, где процент русского населения значительно перевешивает представителей других национальностей, искренне надеялись на повторение «крымского сценария». И в политическом, и в финансовом плане. Но, по прошествии двух лет, внезапно выяснилось, что банковско-кредитная тема на полуострове после подающей надежды завязки и кульминации выдала неожиданный финал.

Все помнят весну 2014 года, когда более трехсот тысяч крымчан, заимствовавших у украинских банков деньги, оказались в прямом смысле отрезанными от финансовых учреждений Украины решением украинской же власти. Жителям Крыма, уже успевшим получить российское гражданство и соответствующие паспорта, усердно названивали представители сбежавших банков и «настоятельно предлагали» выехать на материк, дабы погасить кредит. Понятно, что делать это соглашались единицы. Между тем, Ассоциация российских банков также пыталась донести до крымчан, что их совесть будет спокойнее, если бремя финансовых долгов перед Украиной они скинут. Но уверения политиков оказались народу полуострова ближе. Глава Крыма Сергей Аксенов, например, убедительно говорил о том, что раз банки добровольно свернули деятельность в Крыму, да еще и «прихватив» с собой депозиты крымчан, то и платить им не обязательно. В мае 2014 года правозащитный комитет «Дело чести» отметил, что «Киев законом запретил любые финансовые операции в Крыму, согласно статье 607 ГК Украины, а также статье 416 ГК РФ, все обязательства крымчан по всем кредитным договорам с украинскими банками автоматически прекращаются. Крымчане, граждане Российской Федерации, официально освобождены государством Украина и самими украинскими банками от всех кредитных долгов. Это значит, что ни один из украинских банков даже не имеет права требовать от вас деньги». И, конечно же, фраза самого ВВП, сказанная им во время пресс-конференции в том же 2014, когда на вопрос об уплате кредита украинскому банку за транспортное средство, президент РФ напутствовал: «Ездите на здоровье!».

Но недолго музыка играла: 10 месяцев спустя, в марте 2015, неожиданно компания «Фондовый конверс-центр» сообщила, что выкупила у украинских факторинговых компаний право требования возврата кредитов от жителей полуострова. Правда, сильно забеспокоиться люди не успели, в дело вступил Сергей Аксенов, рекомендовав российским коллекторам «не соваться» на полуостров. «Никаких возвратов украинским банкам или тем, кто выкупил их долги, не будет», - отметил он, пообещав принять любые законодательные и нормативные акты, чтобы не сделать из крымчан козлов отпущения.

Еще 10 месяцев спустя, в конце января этого года, акты таки были приняты. Правда, Комментарии

Disqus Comments