Игорь Лесев: Сайгон-Киев

Последний раз месячный бан в ФБ я получил во времена незабвенного Порошенко. Собственно, я в ту пятилетку из тех банов практически не выходил. Банили не за что-то конкретное, а потому что в целом, мордой не вышел. А с причинами, когда ты в чудесном чёрном списке, особо не заморачивались. Могли найти комментарий пятилетней давности. В общем, сексоты Петра были без комплексов.

Два года прошло, и наш главный Блогер страны плюс/минус восстановил все бото-цензурные отношения, которые цвели бурьяном при Петре. Ж*по-поцелуи Вовы и при первой возможности бан всех его оппонентов. Ощущение такой мерзкой реинкарнации Порошенко, только более отвратительной. Пётр хотя бы был оригиналом, а тут ряженый паяц всё никак не может примерить костюм инквизитора. То он у нас Пилат, то Наполеон, то Голобородько, то Чтец с суфлёра и на рояле Игрец. Иногда даже Гамлет. Но каждый раз путает тексты и для уверенности переспрашивает, что он же не лох. Вот это наш президент и наше коллективное горе.

За этот же месяц я получил не только бан, но и бронхит. До сих пор кашляю так, что иногда кажется, что люди из соседних машин на меня оглядываются. Но эта история не о том, как на Украине лечатся. На Украине медицина приблизительно на том же уровне, как и тяжёлое машиностроение. Ладно, тяжёлое. Как любое машиностроение. Нет медицины и нет машиностроения. Любое ритуальное агентство вам это подтвердит.

Но бронхит — это ещё и время чтения. Сначала я с тошнотой во всех смыслах этого слова закончил «Тысячеликого героя» Джозефа Кэмпбелла. Да, надо было это г**но открыть ещё в студенческие годы, чтобы сегодня справедливо забыть в нём каждую строчку. Но тогда не добрался, а с годами выработал дурное правило — любую книгу, за которую сел, надо дочитать до конца. Такую отборную бредятину о мифах невозможно читать даже под хороший вискарь. А тут тебе всё сразу — и пост, и температура, и невыносимый по восприятию стиль чтива. Вот как отвратительная стряпня в гостях, где самое вкусненькое — это нарезные ломтики хлеба.

Но знаете, друзья, так же, как самая тёмная ночь перед рассветом, так же и самый нудный Кэмпбелл непременно сменится неожиданно класснючим чтивом. Я эту книгу вот прямо сейчас и читаю. Макс Хейстингс (встречается ещё, как Гастингс) «Вьетнам». История Вьетнамской войны от британского историка. На русском языке есть его Первая и Вторая мировые войны, но «Вьетнам» — до чего я у него добрался. И уже знаю, что куплю и другие его книги. Мне импонирует его стиль, а главное, я получаю у него цифры, цифры, цифры и факты. Хейстингс таки крутой дедуган.

Но друзья, у нас тут всё-таки не изба-читальня. Вы сами с усами, и каждый второй, наверняка, умнее меня и фору даст, кого и когда стоит почитать. Так как мне месяц не давали прос*аться, я тут уже на страничку наваял какой-то ненужной хрени — и о своих банах, и о Блогере, и о бронхите, и даже о дураке-Кэмпбелле. Даже о Хейстингсе начал не с входной двери. А хочу я рассказать совсем о другом.

Читая Хейстингса и параллельно наблюдая эскалацию на Донбассе, я просто наглядно вижу, что наша Украина — это натуральный Южный Вьетнам. При этом я даже не говорю о каких-то схожих мотивах. Да, у нас нет рисовых полей, Меконга, и своей истории французской колонизации. У нас много чего нет в сравнении с вьетнамцами. В 1965-м году, когда во Вьетнаме уже началась горячая стадия войны, у них — что на севере, что на юге — вообще не было никакой промышленности, а у нас в это же самое время в Харькове и Киеве собиралось сотни самолётов. Теперь у нас ничего не собирают, а вот один только экспорт товаров из Вьетнама в 2 раза превышает весь годовой бюджет Украины.

Мы Южный Вьетнам во всём. В самых маленьких деталях. Мы живём в клептократическом государстве, где человек без денег — это г**но. Здесь нет чувства локтя и взаимопомощи. Если кто-то считает иначе, пусть попробует получить в больнице хоть какую-то бесплатную помощь. У нас нет никакой объединяющей идеологии, кроме русофобства. В Сайгоне власти считали, что им все должны, только потому, что они — антикоммунисты. А у нью-сайгонской власти антикоммунизм сменился банальной русофобией.

И да, у нас есть свой Вьетконг в ЛДНР. У него никогда не было массовой поддержки даже на Севере. А от его лидеров шарахались даже в Пекине и Москве. И зверства вьетконговцев по отношению к своим оппонентам были дикие и по-настоящему варварскими. Коммунисты зарывали живьём людей, которых подозревали в сотрудничестве с официальными властями. И сразу добавлю, солдаты Сайгона вытворяли не меньшие зверства. Расстрелы, изнасилования, грабежи, выселения с деревень — вот как здрасте.

И всё же Вьетконг побеждал не только на полях сражений, но и в сражениях за симпатии вьетнамцев. Хейстингс об этом пишет на 800 страницах, а я типа хочу уместиться на второй. Причин, друзья, много, но я обозначу самую главную. Южный Вьетнам проиграл, потому что он и не играл. Никогда. Это была страна-марионетка с кучей сменяющихся режимов, которые представляли кого угодно, кроме самих вьетнамцев. Хо Ши Мин или Ле Зуан с Севера для каких-то ранимых либералов наверняка были подонками. Подонками хотя бы в плане моральных императивов относительно жизней простых людей. Но этим коротышам не мог позвонить Мао, или дорогой Леонид Ильич и потребовать чего-то там сделать с условным заводом «Мотор-Сич» где-то в промзоне Ханоя.

И не могли потребовать не потому, что не было у вьетнамцев «Мотор-Сичи». Сейчас у них-то всё есть. Но это был тот базовый стержень, который даёт основу всему остальному. Не «Слава Украине». И не мелочь в лицо кассиру за использование «языка агрессора». Это как раз идеологическая тема режимов Южного Вьетнама. Будь кем угодно — маньяком, вором, тупицей, но только не вьетконговцем, и тогда ты наш. Будь даже марионеткой. Только не носи этот страшный красный флаг с серпом и молотом.

Ну и последнее. Об эскалации. Мы уже пару недель смотрим, как с двух сторон границы к Донбассу стягивается всё, что только можно стянуть. И я вот сам себя ловлю на мысли, что война невозможна. Могу ещё на 2 страницы расписать, почему. Потому что, никто не готов. Никому не выгодно. Ничего не изменит. Есть куча рисков и издержек. Возможны фатальные для многих последствия. Это всё равно, как нажраться и пойти в боксёрский клуб оскорблять спортсменов. Ну, вот какой смысл, кроме одного безумия?

И я опять возвращаюсь к страницам Хейстингса. Тонкинский инцидент. Американский эсминец «Мэддокс» вошёл во время шторма в территориальный воды Северного Вьетнама, и ему постоянно стало мерещиться на радарах, что его атакуют вьетнамские катера. Пацанва рассылала истеричные телеграммы, а у американцев накануне президентские выборы. В общем, слово за слово, и всё закончилось бомбардировками Северного Вьетнама. Это когда за Север не хотели вписываться ни Пекин, ни, тем более, Москва. Их вообще разделённый Вьетнам устраивал, и никто не желал обострения.

Но на местах всегда есть идиоты. А на верхах всегда есть люди, которым страшнее всего показаться не лохом. И наступает тот момент, когда вроде бы все наблефовались. Мечены не только карты, но и играть не за что ни одной из сторон. А поди ж ты, вдруг всё начинает полыхать.

И вроде бы, ну кому нужна эта война? А попробуй не повоюй, когда никакого другого плана ни у кого больше нет.

    Календарь
Disqus Comments