ИГИЛ/ДАИШ — Армия исламского террора

17.02.16      Автор redactor
ИГИЛ/ДАИШ — Армия исламского террора

Рецензия на книгу Майкла Вайса и Хасан Хасана «Исламское государство — армия террора» (М.: Альпина Нон Фикшн, 2016; Michael Weiss, Hassan Hassan. ISIS Inside the Army of terror. New York: Regan Arts, 2015)

ЧАСТЬ I - Истоки становления ИГ: скрытая роль саудитов, аз-Заркави и США

Авторы книги «ИГ — армия террора» возмещают русскому читателю недостаток информации об организации, ставшей врагом номер один для России.

ФОТО 1. youtube.com / Jimmy Isright

Книга «Исламское государство-армия террора» авторов Майкла Вайса и Хасан Хасана (М.: Альпина Нон Фикшн, 2016; Michael Weiss, Hassan Hassan. ISIS Inside the Army of terror. New York: Regan Arts, 2015) представляет собою первое серьезное исследование, переведенное на русский язык. которое посвященное вопросу появления и действий запрещенной в РФ террористической организации «Исламское государство».

К сожалению, в Российской Федерации исследованию природы салафитского (радикального) ислама годами не посвящалось нужного внимания. За исключением всего нескольких авторов, как например Александр Игнатенко в российском «исламоведении» в основном поднимались вопросы салафитского ислама на Северном Кавказе и то благодаря нуждам силовых ведомств РФ.

Авторы книги «Исламское государство — армия террора» возмещают русскому читателю недостаток информации об организации которая быстро и неожиданно стала врагом номер один для Российской Федерации.

Аз-Заркави и Бен-Ладен

Истоки ИГ согласно авторам книги следует искать в биографии Аз-Заркави рожденного как Ахмад Фадиль Наззал аль-Халайла в городе Зарка под Амманом в бедуинском роде Бани Хасан в семье мухтара-старейшины села.

Аз-Заркави, быстро занялся криминалом и впервые попал в тюрьму за торговлю наркотиками и изнасилование. После религиозных курсов в мечети Аль-Хуссейна, куда его отправила мать, он стал сторонником салафизма.

Оперативный штаб Усамы бен Ладена находился в Хайятабаде, пригороде Пешавара. Там же находился проповедник Абдулла Аззам, ставший главным идеологом прибывавших в Пешавар арабских добровольцев (всего их было около трех тысяч) , тогда как Усама бен Ладен, был его правой рукой, обеспечивая финансовые средства для арабских добровольцев, через организацию «Мактаб аль-Хадамат».

В данном случае следует коснуться биографии Аззама немного шире чем это делают авторы книги, в силу влияния Аззама на движение моджахедов в Афганистане, ибо именно он, а не Усама бен Ладен был автором идеологии и создавшей Аль-Каиду.

ФОТО 2. Абдулла Аззам: www.iimes.ru

Абдулла Аззам родился в 1941 году, был выходцем из палестинского города Дженин. Соответственно еще ребенком он видел сцены агрессии сионистских отрядов. Очевидно, что это подтолкнуло его к салафизму, с чьими основами он ознакомился в Дамаске, где получил религиозное образование с 1959 по 1966 годы и там же вступил в ряды организации «Братья-мусульмане». После того как он в 1973 году окончил обучение в Каирском университете Аль-Азхар, стал преподавателем шариатского права в Иорданском университете в Аммане и возглавил местную ячейку организации «Братьев-мусульман». Затем он отправился в Джидду, где стал преподавателем в университете имени короля Абдул-Азиза, где тогда учился Усама бен Ладен.

В 1984 году, он переехал в пакистанский город Пешавар, находящийся на границе с Афганистаном, где стал главой «Мактаб уль Хадамат (Бюро помощи)». Последнее получало от Саудовской Аравии миллионы долларов помощи, а так же скидку в 75% на авиабилеты для добровольцев отправлявшихся воевать в Афганистан.

Такфиризм и салафизм

Раскол между Усамой бен Ладеном и Абдаллой Азамом произошел после прибытия в Пешавар, Аймана Завахри, египетского хирурга и лидера (эмира) организации Джамаат аль-Джихад (Исламский джихад), выпущенного в 1986 году из египетской тюрьмы после его ареста в 1980 году за участие в попытке государственного переворота.

ФОТО 3. Аз Завахри (справа) и Усама бен Ладен(в центре): www.iimes.ru

Хотя авторы книги пишут, что Аззама в отличие от Завахри был противником «такфиризма», то есть джихада против мусульман, в это трудно поверить, ибо исторически салафизм как раз и отличался такфиром. Как пишут авторы книги в данном случае произошел конфликт между аз Завахири и Абдаллой Аззамом и потому не стоит удивляться тому,что Аззама и двух его сыновей взорвали в ноябре 1989 года зарядом заложенным на дороге, по которой они ехали в мечеть.

Однако показательно, что до этого теракта один из сыновей Аззама-Хузейфа. встретил в аэропорту Пешавара группу добровольцев из Иордании, одним из которых был аз-Заркави. Так же показательно, что аз-Заркави по приезду начал работать журналистом в Аль Буньян Аль Марсус, который издавал Мухаммед Шобан и по этой линии ознакомился с Салах аль-Хами сотрудником журнала «Аль Джихад» потерявшим ногу в ходе войны в Афганистане, и в последствии ставшим его зятем. Аль Джихад как раз и издавался организацией Абдаллы Азама.

аз-Завахри и аз-Заркави

В начавшейся гражданской войне в Афганистане, аз-Заркави примкнул не к талибам, а к лидеру конкурирующего с ними движения Гульбеддину Хекматиару, который потом бежал в Иран, благодаря чему у аз-Заркави появились там связи. Вместе с тем аз-Заркави был и в лагерях на афгано-пакистанской границе, в частности в Сада аль Малахим.

По возвращению в Иорданию аз-Заркави связал судьбу с палестинцем-ветераном афганской войны Абу Мухаммад аль Макдиси, с которым был знаком по Афганистану и после создания Аль Макдиси в Иордании своей организации Байят аль-имам, туда вступил аз-Заркави, но в марте 1994 году их арестовали. В тюрьме, где аз-Заркави отбывал срок, до амнистии 1999 года, он стал эмиром заключенных салафитов, по сути управлявших тюрьмами в Иордании.

После выхода из тюрьмы, летом 1999 года аз-Заркави отправился опять в Пешавар, откуда перешел в Пакистан, но что характерно на территорию находящеюся под контролем Гульбеддину Хекматияру, а не талибов. Оттуда он установил контакт с бен Ладеном, но как пишут Майкл Вайс и Хасан Хасан, бен Ладен и аз-Завахри на встрече с аз-Заркави отнеслись к последнему с подозрением как якобы к агенту иорданской разведки, хотя возможно авторы тут ошибаются и причиной отказа бен Ладена и аз-Завахри принять аз-Заркави в Аль-Каиду были его связи с Абдаллой Аззамом и приверженность ко взглядам последнего. В силу этого закономерны тесные связи аз-Заркави с лидером Исламской партии Афганистана, бывшей противником талибов.

Сами авторы книги признают наличие идейных расхождений между аз-Завахри и аз-Заркави, прежде всего в отношении шиитов, которых аз-Заркави считал врагами, тогда как у бен-Ладена мать была алавитка и он их врагами не считал. В тоже время, стоит отметить, что вопреки авторам книги в Афганистане как раз талибы и были врагами шиитов, прежде всего хазарейцев, тогда как противник талибов Гульбеддин Хекматияр пользовался как раз поддержкой Ирана.

Так или иначе, но связь между бен Ладеном и аз-Заркави все-таки была установлена благодаря усилиям Саифа аль-Аделя — начальника службы безопасности Аль-Каиды, считавшего полезным использовать сеть организации аз-Заркави и ныне официальным пресс-представителем ИГ является один из представителей той сети Абу Мухаммад аль-Аднани.

Благодаря такой поддержке аз-Заркави получил возможность создать тренировочный лагерь в Герате, недалеко от границы с Ираном, для подготовки боевиков главным образом из Палестины и Иордании. Американские специалисты, как пишут авторы книги, считали, что бен Ладен, выделил аз-Заркави очень скромные средства, в основном для осуществления, по сути, начальной боевой подготовки боевиков. Сам аз Заркави готовил боевиков для свержения режимов в Леванте и на знамени, вывешенном на входе в лагерь были написаны слова «Таухид валь Джихад» (Единобожие и джихад) ставшие лозунгом Аль-Каиды в Ираке.

Показательно, что лагерь находился в районе Герата, в котором традиционным было сильное влияние Ирана и очевидно, что без его поддержки, создание такого лагеря было бы невозможно. При этом на просьбы в 2000-2001 годах к аз Заркави от бен Ладена совершить байят, то есть клятву верности самому бен Ладену, аз-Заркави отвечал отказом.

США

Авторы книги в данном случае не упоминают, что при этом Иран в девяностые годы активно поддерживал силы «Объединенного исламского фронта спасения Афганистана», известного как «Северный альянс». После резни талибами шиитов-хазарейцев в городе Мазари-Шарифе в августе 1998 года, в ходе которой было убито несколько иранских дипломатов и один репортер иранского информационного агентства IRNA, Иран пригрозил вводом войск в Афганистан. В октябре 1998 года на афганско-иранской границе начались вооруженные столкновения между талибами и подразделениями КСИР. Хотя благодаря вмешательству ООН, вооруженный конфликт был остановлен, однако напряженность продолжала сохраняться. Закономерно, что с началом американского вторжения в Афганистан в сентябре 2001 года, спецподразделения КСИР и его военные советники, принимали участие в боях против талибов, что позднее подтвердил генерал Мохсейн Резайн, являющийся до 1997 года командующим КСИР.

Между тем как раз благодаря связям с Ираном, аз-Заркави смог через своего помощника иорданца Абу Абдель Рахман аш-Шами, смог проникнуть в Северный Ирак. Там благодаря провозглашенной Советом Безопасности ООН зоне запрета полетов для ВВС Ирака, в районах расселения курдов возник район под контролем организации созданной Абу Абдель Рахман аш-Шами «Джунд аль-Ислам» в котором проживало до двух сотен тысяч населения. После 11 сентября 2001 года и вторжения США в Ирак, эта организация объединившись с рядом других организаций создала организацию «Ансар Ислам».

Хотя официальный Вашингтон, чью точку зрения и выражают авторы книги, часто впоследствии обвинял в поддержке Ансар Ислама Саддама Хуссейна, все же несколько странно, почему в таком случае они выбрали местом базирования Курдистан в расчете на защиту ВВС США, а не допустим район границы с Иорданией, на которую зона запрета полетов для ВВС Ирака не распространялась.

Сам же аз-Заркави, после разгрома талибов, с тремя сотнями боевиков как пишут Майкл Вайс и Хасан Хасан, ушел в Иран, и благодаря Гульбеддину Хекматиару разместился в Тегеране. В данном случае широкоизвестно, что «Северный альянс» захватил Герат благодаря поддержке Ирана и его КСИР и в данном случае тем самым не только Иран, но и аз-Заркави врагами для США явно не были. Согласно данным американских и иорданских спецслужб, изложенных в книге, аз-Заркави в 2002-2003 свободно передвигался по Ирану, северному Ираку и Ливану ведя вербовочную и агитационную компанию и очевидно в этом он имел поддержку иранских спецслужб. Иран, по мнению иорданской военной разведки, снабжал Ансар Ислам оружием и снаряжением с целью выдавить США из Ирака, однако это привело к гражданской войне в самом Ираке, в которой главными жертвами стали иракские шииты.

ФОТО 4. Аз-Заркави: www.iimes.ru

При том, как пишут авторы книги, аз-Завахири и бен Ладен были против войны против шиитов и старались сдерживать аз-Заркави. Об этом в мае 2014 года, после разрыва в апреле 2014 года с руководством Аль-Каиды в своем открытом письме к аз-Завахири заявил Абу Мухаммад аль-Аднани — официальный представитель ИГ.

Сирия, Ирак и Саудовская Аравия

Авторы книги «Исламское государство-армия террора» Майкл Вайс и Хасан Хасан уверены в том, что ИГ достаточно активно действовало в Ираке, и почему-то начали обвинять исключительно Сирию, хотя куда более протяженную границу Ирак имел с Саудовской Аравией. Странно что столь очевидный факт, что все участники захвата самолетов 11 сентября 2001 года были выходцами из Саудовской Аравии, как то прошел незамеченным для авторов книги. Еще более странно, что авторы книги ни разу в книге не упомянули роль Саудовской Аравии в войне в Ираке. Даже если не касаться «секрета Полишенеля» о том что именно Саудовская Аравия была главным спонсором салафитских вооруженных группировок в Ираке и уже само положение Ирака выглядит как буфер между ваххабитской Саудовской Аравией и шиитским Ираном.

Правда сами авторы книги «Исламское государство-армия террора» обходят вопрос о том каким образом Алеппо в котором якобы зародилось «независимое и демократически настроенное» общество, уже в 2012 году, то есть до появления ИГ в Ираке, стало главной базой исламистских вооруженных отрядов и первыми группировками Аль-Каиды в районе Алеппо, как раз были Ахрар-аш-Шам и запрещенная в России Джабхат ан-Нусра.

ФОТО 5. Флаг организации Джабхат ан-Нусра представляет собой по сути флаг Аль Каиды

В Сирии «арабская весна» быстро переросла в гражданскую войну между суннитами и алавитами, так что репрессии алавитских милиций, таких как «Защитники Отечества» или «Пустынные орлы» называемые авторами книги «Шабиха» (которое употребляется лишь самой вооруженной оппозицией для названия этих милиций) компенсировались террором различных исламистских группировок.

ФОТО 6. Свободная Сирийская армия

Свободная Сирийская армия, постоянно упоминаемая авторами книги в положительном контексте, по сути ведь в Сирии лишь четвертая по силе,из четырех ведущих вооруженных группировок, среди которых бесспорно ведущее место по численности и вооружению занимает ИГ, и лишь затем после «Армии ислама» (Жейшуна аль Ислам) и Джабхат ан-Нусра,следует Свободная Сирийская армия.

ФОТО 7. Военно-политическая обстановка в Сирии

С самого начала главной движущей силой в движении арабской весны» в Сирии играл «радикальный» ислам, который неминуемо должен был вызвать межконфессиональную войну в Сирии, о чем стратеги в Вашингтоне обязаны были догадываться.
Очевидно, что в Вашингтоне как раз такое развитие событий и планировали, что доказывает использование курдов в начале конфликта в Сирии, когда с территории Ирака,в котором продолжали находиться американские военные советники, в Сирию входили вооруженные отряды иракских курдов-пешмерга.

С началом войны в Сирии, на ее северо-востоке в районе Кобаны организация сирийских курдов Партия демократического союза (PYD) создала вооруженные отряды «Силы народной защиты (НЗП)» достигшие численности до полусотни тысяч человек.

Эти отряды в начале войны вели боевые действия против армии Сирии, но после ее ухода с северо-востока, им пришлось вести бои против сил ИГ.

ФОТО 8. Бои в Кобаны в июне 2015 года между курдами и ИГИЛ

Часть II - Исламское государство: Тайные спонсоры и роль Стражей Исламской революции

Один из главных тезисов американской книги — доказать что именно Башар Асад виновен в возникновении ИГ и тесно с ним сотрудничает.

ФОТО 9. Федеральное агентство новостей / Роман Сапоньков

Боевые действия против запрещенной в России террористической организации «Исламское государство», которые вели сирийские и иракские курды, закономерно обострили отношения курдов с Турцией, которая, как считали курды поддерживало ИГ.

Турция, при этом свое участие в созданной США «анти игиловской» коалиции использовало для авиаударов по иракским и сирийским курдам, как раз и воевавших против ИГ. Так когда 24 июня 2015 самолеты ВВС Турции нанесли удары по позициям ИГ, тут же 25 июня они нанесли удары по курдам.

Так как лидер Партии демократического союза(PYD) Салих Муслим своим духовным лидером провозгласил Оджалана, то закономерно, что его отряды начали с территории Сирии проводить операции против вооруженных сил Турции в районе Шемдинли в провинции Хаккяри.

Однако его же отряды в 2012 году вступили в бои и с вооруженными отрядами иракских курдов подчинявшихся Курдскому национальному совету-политическому органу курдов Ирака,вошедших на территорию Сирии. Хотя после вмешательства курдского лидера Махмуда Барзани, вооруженные столкновения прекратились и вооруженные отряды «Силы народной защиты (НЗП)» были включены в состав вооруженных сил Курдского национального совета, однако напряженность между этими двумя организациями продолжала сохраняться и Партия демократического союза (PYD) вытесняла из местных органов управления представителей КНС.

Теневая политика США

Показательно, что ничего в политике США не изменилось со времен распада Югославии и, так же как и там под лозунгами о защите прав человека, была развязана гражданская война, в которой произошло быстрое усиление экстремистски настроенных сил на всех сторонах.

В Югославии, как впоследствии выяснилось — за целым рядом актов террора сербов и хорватов против боснийских мусульман стояли лица, тесно сотрудничавшие с американскими, британскими и израильскими спецслужбами и очевидно, что аналогичная политика проводилась и в Сирии.

Однако сами межконфессиональные столкновения в Сирии происходили аналогичным образом веками и ничем особым такие столкновения в 2011–2014 годах не отличались от столкновений происходивших в прошлом.

Ассасины

Арабы-алавиты глубоко отличаются от арабов суннитов психологией и культурой, представляя собой куда менее склонную к исламскому радикализму религиозную общину. Алавиты, так же как и друзы и исмаэлиты, представляют собою отдельные религиозные общины внутри общего шиитского направления ислама и по сути являются остатками былой державы египетских Фатимидов. Как раз с представителя шиитской династией Фатимидов Убейдаллаха, связано появление секты исмаилитов управляемой «Каирской ложей» Как раз членом «Каирской ложи» и был известный «Старец с горы»-Хасан ибн Саббах возглавивший орден ассасинов.

Сам Хасан ибн Саббах был прежде всего духовным лидером своей религиозной общины и одновременно являлся командующим мощной военной силы ассасинов, готовых убивать по первому его знаку.

Алавиты и Асад

Алавиты веками были носителями светского сознания не только в Сирии, но и в соседней Турции, где по разным данным число алавитов достигает трети всего населения. В США хорошо были знакомы, в данном случае как с опытом оккупации Сирии Французами в нулевых годах и последовавшего в Сирии восстания против них ,так и опыта гражданской войны в Ливане, где друзы аналогично алавитам вели войну как против суннитов, так и против других шиитов.

Хотя значительная часть арабов — суннитов в Сирии, продолжала поддерживать политику Башара Асада ,но все же большее их число прямо или косвенно выступили против сирийского лидера.

Так как мобилизованные в армию сунниты в значительной массе не испытывали большого желания воевать, то Башару Асаду не оставалось ничего другого кроме как рассчитывать на поддержку своей алавитской милиции, позднее ставшей основой для формирования Национальных сил обороны, в которую вошло и определенное число христиан и которая проходила подготовку инструкторов КСИР. Вторым важным источником человеческих резервов была ливанская Хезболлах, ставшая по сути третьей после армии Сирии и алавитской милиции вооруженной силой у Асада и которая самостоятельно смогла выбить салафитов из городка Эль Кусайра обеспечив путь сообщения с Ливаном.

Корпус стражей исламской революции

Конечно, очевидна роль подразделений «Кодс» Корпуса стражей исламской революции Ирана в Сирии и в данном случае авторы книги «Исламское государство — армия террора» Майкл Вайс и Хасан Хасан достаточно точно ее описывают. Не является секретом то, что в 2012-2013 годах командование КСИР стало непосредственно вести операции на территории Сирии, используя инструкторский и командный состав КСИР как его спецподразделение «Кодс»,но опираясь на боевые отряды ливанской организации Хезболлах, переброшенные в Сирию. При этом КСИР делал акцент на привлечение личного состава из числа выходцев из арабоязычного Хузестана.

ФОТО 10. Иранский 333 мм РСЗО Фаждр-3: ЖЖ Юрия Лямина

КСИР вел программу обучения возникших главным образом из числа алавитов проправительственных милиций, которых вооруженная оппозиция называла «шабиха» и часть личного состава этих милиций прошли обучение на территории Ирана. Благодаря поддержке Ирана, в Сирию прибывали отряды добровольцев-шиитов из Ливана, Ирака и Афганистана и так в Дамаске уже в конце 2012 года появился отряд таких добровольцев под названием «Лива Абу аль Фадль аль-Аббас».

В феврале 2015 года было отмечено прямое участие сил КСИР и Хезболлах в боях в районах Кунейтра и Дераа. Вместе с тем непоследовательны обвинения авторов книги «Исламское государство-армия террора» Майкла Вайса и Хасана Хасана в адрес Ирана и его офицеров КСИРа во главе с генералом Сулеймани в агрессии на суннитов, когда сами США продолжают практически финансировать и вооружать Израиль, созданный на территориях самих арабов-суннитов.

К тому же сам КСИР организовал переброску не только своих подразделений «Кодс», но и подразделений арабских добровольцев из «Бригад Бадра», «Армии Махди», «Асаиб Ахль аль-Хакк» и «Катаиб Хезболлах» из Ирака, являвшегося официальным союзником США и потому нелогично было ставить на лист санкций генерала Сулеймани, а не ставить Мухтаду ас-Садра.

Вообще, сами утверждения авторов книги что Хезбаллах и Корпус стражей исламской революции такие же исламисты, как и салафиты аз-Заркави, неверно в том контексте, в котором оно упоминается, ибо данные организации являются заклятыми врагами салафитов, чему было положено начало самим фактом возникновения шиизма и перехода к системе наследственного управления кастой имамов-аятолл-потомков Алии.

В данном случае авторы книги провозглашая Хезбаллах и салафитов фактически союзниками, следуют типичным стереотипам о «терроризме», словно терроризм цель,а не средство., Это относится так же и на упоминаемые авторами связи Хафеза Асада и Башара Асада с ХАМАСом, как якобы доказательство их поддержки «терроризма»,хотя тот же ХАМАС в секторе Газа ведет борьбу против ИГ и еще 15 августа 2009 года в Рефахе вооруженные сторонники ХАМАС разгромили организацию «Джунд ансар Алла — Воинство сторонников Аллаха», провозгласившую создание в этом городе «исламского эмирата» и начавшую вооруженную компанию против ХАМАС.

Давление на Асада

Фактически, один из главных тезисов книги — доказать что именно Башар Асад виновен в возникновении ИГ и тесно с ним сотрудничает. Данный тезис возможно в США и может быть употребим, однако для тех кто хоть отчасти знает положение в Сирии звучит абсурдно, ведь те, кто открыто убивает всех алавитов и требует смерти для Башара Асада и его семьи, сотрудничают с ним. Ведь если сами авторы книги пишут, что алавитские вооруженные милиции(такие как «Защитники Отечества и «Соколы пустыни»), называемые авторами книги «шабихой» (что термин в Сирии для них оскорбительный) так же не церемонятся с суннитами, считая всех их сторонниками салафизма — что по большому счету так и есть, то нелогично считать Асада чьей то опорой и то, что являются эти алавитские милиции- союзником ИГ.

ФОТО 11. Ракетная установка вооруженной милиции «Соколы пустыни»

В конечном итоге, очевидно что так же запрещенная в РФ «Ан-Нусра» и ИГ рвутся к Хаме и Хомсу с единственной целью перерезать Сирию на две части. Падение в прошлом году в их руки города Морека недалеко от Хамы, говорит о том, что они данную задачу воспринимают всерьез.

Провозглашенный уход Нусры из Хомса (из района между Старым и Новым Хомсом),на практике обернулся тем, что контроль над вооруженными отрядами в этом районе перешел к ИГ после ухода отсюда части боевиков Нусры и Свободной Сирийской армии, так что пригород Хомса-эль Вар продолжал находиться под контролем ИГ. Вряд ли данное обстоятельство говорит о том что ИГ в Хомсе контролируется властью в Дамаске.

Конечно нельзя отрицать то, что многие боевики Аль-Каиды попадали в Ирак через сирийский городок Альбу-Камаль в провинции Дайр-эз-Заур и где в 2004 году аз-Заркави имел свое представительство. Однако нелогично связывать с аз-Заркави то, что из Сирии в Ирак в 2003 году шел поток добровольцев, ибо тут были как сунниты, так и шииты и ключевыми для них были идеи общеарабской солидарности. Как то странно было отказывать в праве Сирии быть солидарной с Ираком, когда и Асад и Хуссейн возглавляли партии БААС в своих странах, руководствовавшиеся идеями арабской солидарности.

Нельзя отрицать, что в Сирии происходило столкновение различных политических групп и какие-то из них, вероятно, решили опереться на поддержку Аль-Каиды, но ведь подобная политика характерна и для США, с этой Аль Каидой в лице Фронта Нусра продолжающих доныне сотрудничать в войне в Сирии и снабжающей ее боевиков оружием через Турцию.

В то же время, очевидный факт массового потока личного состава, вооружения, боеприпасов, снаряжения и финансов из Саудовской Аравии — проходит мимо авторов книги, хотя факт поддержки подразделений Аль — Каиды-как Нусры так и ИГ в Сирии Саудовской Аравией авторами книги не отрицается, тем самым получается какой то абсурд, так что в Сирии Саудовская Аравия может помогать Аль-Каиде, а вот в Ираке не могла.

Очевидно, что спецслужбы Сирии и ее власть имели контакты с Аль-Каидой двух великих рек, как и пытались, использовать ее в своих целях. Описанный авторами книги «Исламское государство-армия террора» случай с курдским шейхом Махмудом Гуль Агаси известным как Абу аль-Куака, проповедовавшем в Алеппо джихад против американцев в Ираке один из рядов таких случаев. Как пишут авторы книги само направление боевиков из Сирии в Ирак курировал Ассеф Шавкат, зять Асада, убитый в Дамаске в 2012 году, который тесно сотрудничал с помощником аз-Заркави Абу Гадийяхом, убитого в ходе спецоперации США проведенной 26 октября 2008 года в Альбу Камале в Сирии.

Роль «Аль-Каиды»

Однако как то нелогично было американцам жаловаться на действия Башара Асада, когда они точно также использовали подобных салафитов в ходе так называемой «арабской весны» и то, как против самого Башара Асада в Сирии, Муамара Каддафи в Ливии и Хосни Мубарака в Египте.

В конце концов, такая практика использования салафитов — часть традиционной в политике США и начавшись в Афганистане, она продолжилась на Северном Кавказе и в бывшей Югославии, причем в последней сами «моджахеды» шли в атаку в сентябре 1995 под при поддержке с воздуха самолетов авиации США, бомбившей сербские позиции.

Правда подобная практика привела к результатам уже известным из истории появления ислама, когда в ходе войнах Ромейской империи и Ирана, появилась новая сила- арабские племена получившие в ходе этих войн воинский опыт и потом с легкостью разгромившие своих былых работодателей- ромеев и персов.

Появление ИГ произошло благодаря возросшим амбициям моджахедов Ирака, которые вели ожесточенную войну против сильнейшей армии мира, несли в этой войне тяжелые потери и сами наносили противнику чувствительные потери. Именно иракская Аль-Каида стала разработчиком главное оружия партизан –салафитов- радиоуправляемых самодельных взрывных устройств с высокой степенью защиты и именно ее специалисты и переносили данный опыт своим «собратьям» в Ираке, Ливии, Мали, в Афганистане и на Северном Кавказе.

ФОТО 12. Образцы самодельных взрывных устройств в Сирии — 1

ФОТО 13. Образцы самодельных взрывных устройств в Сирии — 2

Подобных масштабов и ожесточенности войны не вело ни одно подразделение Аль-Каиды и вполне закономерно что амбиции аз-Заркави,как и его разногласия с аз-Завахри в данном случае усиливали вышеупомянутые амбиции иракских салафитов, что и должно было привести к расколу. Аль-Каида была своего рода «исламскими большевиками»,а аз Завахри и его окружение были «исламскими меньшевиками», пользовавшимися по мнению руководства иракской Аль-Каиды плодами борьбы афганских талибов, в свою очередь ведших «договорную» и «племенную» войну.

Рост амбиций иракских моджахедов Аль-Каиды и привел к появлению Абу Умар аль-Багдади — нового халифа в Ираке.
Как пишут авторы книги, новый халиф был рожден как Аль-Бадари, и лишь когда он был выбран Советом шуры моджахедов Ирака, как их глава, взял себе псевдоним Абу Бакр аль-Багдади.

Сам он родился в 1971 году в Самарре, среди курейшитов — племени, к которому принадлежал пророк Мухаммед. Дядей аль Бадари был Исмаил аль Бадри — член Ассоциации иракских улемов. Аль Бадари получил звание доктора в Университете исламских наук в Адхамийе в Багдаде. Он еще в девяностых годах стал членом организации «Джаиш аль-Муджахед (Армия моджахедов)», а после оккупации Ирака американцами основал собственную организацию Джаиш ас-Сунна ва аль-Джамаа (Народная армия суннитской общины). В январе 2004 года он был арестован в Фалудже вместе с Нессайифом Нуманом Нессайифом, разыскиваемом американскими спецслужбами. Однако уже в декабре 2004 он был выпущен из лагеря «Букка» и больше не арестовывался. В 2007 году он стал членом Шуры моджахедов Ирака, в чем как пишут авторы книги возможно важную роль сыграло то, что Абу Умар аль-Багдади поддерживал его, так как был с ним, предположительно из одного племени. Сам Абу Бакр аль-Багдади при этом отличался нетерпимостью к тем суннитам, с которыми расходился во мнениях и как пишут авторы книги «Исламское государство-армия террора» был поборником «фитны» — вооруженной борьбы против отступников в среде суннитских «правоверных» мусульман.

Его избрание было произведено самостоятельно шурой моджахедов Ирака, так как к тому времени из 42 вождей боевиков Ирака было нейтрализовано 34. Постоянные обвинения авторов книги в адрес баасистов, якобы захвативших контроль над Аль-Каидой в Багдаде, не имеют никаких доказательств, которые привели бы авторы, кроме утверждения о том, что жесткая дисциплина, показываемая ИГ характерна как раз для баасистов.

То, что ближайшие сотрудники Аль Багдади-Абу Абдул-Рахман аль-Билави (Аднан Исмаил Нами) убитый под Мосулом в 2014 году и Абу Али аль Анбари служили офицерами армии Саддама Хуссейна, никак не может служить доказательством их связей с Хуссейном, ибо благодаря войне с Ираном, в армии служило практически все мужское население Ирака. Исключение тут может быть сделано для Абу Аймана аль Ираки — члена Военного совета ИГ, который служил в армии Ирака как генерал-лейтенант военной разведки. В данном случае действительно речь идет о высокопоставленном чиновнике БААС, однако он, как и другие подобные высшие офицеры, просто перестал быть баасистом, а стал салафитом. Ведь подобным образом и Тархан Батарашвили бывший офицер военной разведки армии Грузии, проходивший обучение у американских военных инструкторов и участвовал в боевых действиях против российских войск в Южной Осетии, стал одним из офицеров ИГ в Сирии.

Арабская весна породила ИГ

Авторы книги «Исламское государство-армия террора» Майкл Вайс и Хасан Хасан в своей оценке того, каким образом конечным результатом «арабской весны» стало появление ИГ в Сирии, обвиняют в этом заигрывание Асада с «джихадистами», но при этом так же обвиняя последних что те использовали в своих целях революцию, тем самым доводя дело до абсурда словно Асад «сам себя высек».

Странно, что авторы книги, следуя общепринятой в США точке зрения, о режиме Асада как террористическом, отрицают саму возможность того, что введенные самим США санкции в отношении Сирии, как и прямая военная поддержка США террористической группировки Нусра, ведет, по сути, к ослаблению центрального аппарата власти и процессу «ливанизации» Сирии, в которой, в частности тот же Хезболлах, захватывает все более влиятельное положение. Нелогично в таком случае ответственность за все что происходит в Сирии, перекладывать только на центральное правительство.

ФОТО 14. Бои в Алеппо в начале 2014 года

Ведь Майкл Вайс и Хасан Хасан признают, что первые боевики Исламского государства Ирака, в числе которых был Абу Мухаммед аль-Джолани, выпущенный из тюрьмы Седнае, перешли из Ирака в Сирию в августе 2011 года, когда американские войска продолжали находиться в Ираке. Как раз аль Джолани и стал основателем фронта Джабхат ан Нусра, который авторы книги хвалят за якобы умеренность и толерантность, но к которой сами сирийские сунниты относятся нередко как к бандитам, почему и приветствуют появление ИГ.

То что ИГ ввел практику «сабий» женских рабынь у воинов джихада, переходящих от одного к другому, в местном обществе особых эмоций не вызывает. ИГ в данном случае имеет куда более положительный образ в суннитском обществе, ибо отличаясь неприятием «биды» — то есть нововведений, руководство и члены ИГ одинаково относятся ко всем тем, кто не присоединяется к ним и не принимает их законов. Тем самым командование ИГ требует сдачи оружия всеми кто не состоит в ИГ и тем самым оканчивает самоволье различных группировок, создаваемых в каждом городе, а то и селе, да и просто банд.

Часть III - Исламское государство: социальные сети и источники финансирования

Если один из саудовских принцев, захватит власть в Эр-Рияде с помощью отрядов ИГ, все встанет на свои места, вот только как аналитики из США объяснят данный факт.

ФОТО 15. Федеральное агентство новостей / Дмитрий Жаворонков

Обычному суннитскому обывателю в условиях войны, уставшему от грабежей различных вооруженных групп абсолютная власть запрещенной в РФ террористической организации «Иcламское государство», вполне подходит. Мнение этого обывателя не столь важно в ходе боевых действий, в отличии от фанатичности бойцов ИГ, представляющую собой настоящую секту, с железной дисциплиной искренно верующих членов внизу и с достаточно грамотными и дальновидными кадрами наверху.

ИГ в отличие от Нусры и других подобных группировок, не является игрушкой в руках различных спецслужб на тактическом плане, а проводит собственную линию на театре боевых действий, следуя лишь ведомой ее узкому руководству стратегии на глобальном уровне. Очевидно, что на этом уровне у ИГ имеются влиятельные союзники, но результаты нынешней всемирной глобализации таковы, что сам расклад сил на этом уровне является закрытой информацией и потому тут тяжело что-либо предсказать. Однако на сирийском и иракском фронтах независимость руководства ИГ оборачивается непредсказуемостью действий для их противников, так что тяжело ожидать, где последует следующий ее удар.

Авторы книги «Исламское государство-армия террора» Майкл Вайс и Хасан Хасан в данном случае приводят ценные свидетельства самих членов ИГ о силе убеждения в рядах организации, в сочетании с, разумеется, террором, так что все мусульмане по взятию власти ИГ в их районе принимают их взгляды, тогда как немусульман тут просто не остается. При этом интересно, что участники отмечают появление такого внутреннего состояния в человеке, что джихад, то есть война становится для него искренним чувством и тем самым воспринимая войну как свое нормальное состояние, члены ИГ быстро развиваются в военной подготовке, ибо в них всегда есть внутренний стимул для изучения военного дела.

Многонациональное Исламское государство

В рядах ИГ существует достаточно ясная мораль ее членов, с определенным кодексом поведения, так что существует в их рядах мощный стимул к ведению войны и тем самым гибель одних командиров возмещается появлением новых.

В отличие от «Джабхат ан-Нусры», в ИГ национализм действительно не существует, и потому в его ряды массово вступают курды как из Халабджи, которая была в 1988 году жертвой применения химического оружия армией Саддама Хуссейна, как и по сообщениям Майкла Вайса и Хасана силами ИГ в боях за Кобани 2014 года сражавшихся против отрядов сирийских курдов-отряды народной самообороны, командовал курд Абу Хаттаб аль Курди.

В ряды ИГ вступали курды из ряда других групп в Алеппо, Ракке и Хасаки, тогда как другим движениям как, например Армии Накшбанди привлечь курдов так и не удалось. Как пишут авторы книги «Исламское государство-армия террора» сирийские курды, несмотря на то, что вели до этого светский образ жизни или были суфиями ордена Хазнави, нередко вступали в ИГ, считая, что в отличии от Нусры, которая, по их мнению, была арабской организацией, ИГ был действительно правоверной-суннитской организацией.

Таким же образом в ИГ вступали и многие туркмены, жившие в Сирии и Ираке, так что заместителем аль Багдади был туркмен Абу Муслим ат Туркмани, погибший в декабре 2014 года. Как пишут авторы книги «Исламское государство-армия террора» Майкл Вайс и Хасан Хасан многие вооруженные группы боевиков формировались из заключенных тюрьмы Седнаи, в которой в 2008 году вспыхнул мятеж против Асада на основании возникших там связей. В данном случае как то нелогично было писать о «украденной» салафитами «арабской весне», когда изначально они и были главной движущей силою протестов, вступив в бои против армии Башара Асада еще в 2008 году. Очевидно, что руководство США не могло не знать, кто возглавит протесты в ходе «арабской весны» и во что она выльется.

Исламский фронт и социальные сети

Сам разрыв с идеями «арабской весны» стал очевиден уже в октябре 2014 года, когда несколько вооруженных группировок, в том числе и ан Нусра объявило о своем выходе из Сирийской национальной коалиции и создании ими Исламского фронта. Создание этого фронта дало возможность ИГ вести активную идеологическую работу в рядах других группировок. Впрочем, и до этого многие боевики переходили в ИГ и так в июле 2014 года тысяча боевиков группировки Сукур аш Шам перешли в ряды ИГ .

Большим резервом личного состава для ИГ являются добровольцы из других стран, в том числе неофиты и так как пишут Майкл Вайс и Хасан Хасан абсолютное большинство из прибывших к декабрю 2013 года одиннадцать тысяч добровольцев, вступили в ряды салафитских организаций и в первую очередь ИГ, к сентябрю 2014 года согласно приведенным в книге «Исламское государство-армия террора» данным ЦРУ в Сирии находилось до пятнадцати тысяч иностранных боевиков, из которых две тысячи были выходцы из западных стран.

ФОТО 16. Денис Касперт, сын немки и негра из Ганы; до участия в джихаде в Сирии был рэпером, выступавшим под псевдонимом Deso Dogg; погиб в сентябре 2013 года: www.iimes.ru

Как отмечают авторы книги, одним из важнейшим орудием ИГ была пропаганда через социальные сети, прежде всего Фейсбук и Твиттер, которые так же сыграли важную роль в подготовке «арабской весны».

Как раз через социальные сети ИГ и распространяет свои идеи, в том числе эсхатологического характера, в частности о решающей битве в провинции Дабик. В данном случае немаловажным является то, что аль Багдади провозгласил себя потомком Хуссейна-внука пророка Магомета.

Воспринимая ИГ как секту «революционного» типа легче понять суть ее конфликта с руководством Аль-Каиды во главе с аз-Завахири и присягнувшей ему группировки Джабхат Нусра.

Поддержка

Корни этого конфликта лежат еще в Афганистане, где многие сторонники ИГ получали доказательства предательства Аймана аз Завахири, покинувшего Вазиристан, где «исламский эмират» управлялся, по их мнению, по племенным, а не исламским законам.
Авторы книги приводя достаточно ценные свидетельства подобного конфликта, в то же время избегают описывать роль салафитских организаций в так называемой «арабской весне»,что впрочем достаточно понятно, ибо в таком случае пришлось бы признать что военная помощь США изначально шла именно салафитам.

Хотя авторы книги «Исламское государство-армия террора» Майкл Вайс и Хасан Хасан описывают, что бойцы Свободной Сирийской армии жаловались на то, что якобы США им шлют только радиостанции и сухпайки, жаловаться как раз им было не надо.

Ведь именно США дали возможность Саудовской Аравии и Катару закупать с началом арабской весны в бывшем СССР и в бывшей Югославии, как и в ряде других бывших социалистических стран, оружие «советского стандарта» и переправлять его в лагеря подготовки контролируемые спецслужбами США в Турции и Иордании.

В оружии сирийская оппозиция особого недостатка не имела, тем более что позднее сама Турция стала уже открыто поставлять оружие как ССА, так и многочисленным салафитским группировкам, в том числе фронту Джабхат ан Нусра. Последняя стала, по сути, главной опорой ССА, которая могла действовать главным образом в приграничном поясе с опорой на базы в Турции, Иордании и на Голанских высотах, тогда как в глубине Сирии лишь Джабхат ан Нусра могла самостоятельно действовать, опираясь на поддержку местных племен.

ФОТО 17. Линия фронтов в Сирии в июле-августе 2015 года

Раскол

Как пишут авторы книги, как раз Джабхат ан Нусра вместе с вооруженной группировкой Ахрар аш Шам сыграла ключевую роль в захвате в марте 2013 года города Ракки на востоке Сирии. Однако поставленный на должность главы сирийской Аль-Каиды аль Джолани после захвата Ракки свою лояльность высказал аз-Завахири, отказавшись от провозглашенного в апреле 2013 года аль Багдади объединения ИГ и Джабхат ан Нусры. Попытка посредничества аз Завахири, уполномочившего Ас Сури одного из основателей Харакат Ахрар аш Шам аль Исламийя (Исламское движение свободных людей Шама), закончилось отказом аль Багдад идти на примирение и последующим подрывом ас Сури в феврале 2014 года в Алеппо. В итоге в результате раскола, большая часть иностранцев покинула Джабхат ан Нусра и перешла в ИГ, оставив аль Джолани с сирийцами.

При этом ИГ с самого своего появления в Сирии нередко совершал вооруженные нападения на силы Сирийской свободной армии, убивая и похищая ее членов. Так 1 августа 2013 года боевики ИГ подорвали машину перед штабом вооруженной салафитской группировки Ахфад ар Расул (Внуки пророка) в Ракке, убив тридцать человек, а затем изгнали эту группировку из Ракки. ИГ убила двоих командиров группировки Ахрар аш Шам Мухаммеда Фареса и Хуссейна ас Сулеймани. В итоге в начале 2014 года после нападений на позиции ССА в районе Алеппо в этом районе, как и во всей провинции Идлиб был создан из двух десятков группировок Сирийский революционный фронт, с целью борьбы против ИГ. Против них же выступила и организация Армия моджахедов созданная из восьми группировок в самом Алеппо.

В итоге, как пишут авторы книги «Исламское государство-армия террора» Майкл Вайс и Хасан Хасан силы Исламского фронта, Сирийского революционного фронта и Армии моджахедов вытеснили ИГ с севера Сирии, что впрочем, было не столь тяжело учитывая, что фактически эти районы контролировала сама Турция, чьи подразделения совершали сюда постоянные рейды. В данном случае обвинения ИГ в адрес своих конкурентов в том, что они «продались» США имели все основания, ибо очевидно, что действиями этих конкурентов руководила Турция, в свою очередь союзник США. Хотя в Идлибе ИГ потеснили, а из городов Атмех и Аль Дана на турецкой границе ИГ ушла сама, однако нападение на Ракку предпринятое ан Нусрой и Ахрар аш Шам оказалось не совсем удачным. И ИГ удалось сохранить Ракку за собой. К тому же в среде противников ИГ начались противоречия и в итоге было достигнуто в феврале 2014 года перемирие, которое в зоне Алеппо Абу Омар аш Шишани командир ИГ в зоне Алеппо с представителем аз Завахри Абу Халидом Ас Сури.

Разделяй и властвуй

Как пишут авторы книги «Исламское государство-армия террора» в отличии от Саддама Хуссейна, ни Хафез Асад, ни Башар Асад не поддерживали дружеские отношения с племенами, хотя при этом не упоминают, что у алавитов Асадов и не могло быть дружественных отношений с суннитскими племенами в Сирии, тесно связанных с соплеменниками в Ираке и Саудовской Аравии. Сами племена, составляя 30 процентов населения Сирии (при чем, составляя большинство-до 90 процентов в Дайр-эз-Зауре, Эль Хасаке, Ракке и Дераа и еще два миллиона в районе Алеппо) они занимали 60 процентов территории Сирии, в первую очередь в сельской и пустынной местности.

Авторы книги точно описывают, то что Джабхат ан Нусра смогла установить теснее связи с рядом племен и так в частности племя Шухайла с центром в городе Аль Шухайла на границе Ирака и Сирии, тесно связанного с салафитами еще с семидесятых годов. С началом столкновений Джабхат ан Нусры и ИГ это племя выступило на стороне Ан Нусры и ей союзной организации Джаиш Мута, тогда как на стороне ИГ выступил клан Альбу Асаф, входивший в племя Альбу Сарайя. Сама война в данном случае велась путем «перетягивания» племен и так переход одного из командиров Джабхат ан Нусры Ар-Рафдана на сторону ИГ как пишут авторы книги, был вызван во многом конфликтом племени Аль Бекайаир к которому принадлежал Ар Рафан, с племенем Шухайла. Когда в июле 2014 года ИГ смог все таки разбить племя Шухайла, то тем самым он поставил под контроль провинцию Дайр аз Заур.

ФОТО 18. Боевик ИГИЛа: www.iimes.ru

Хотя Джабхат ан Нусра благодаря племенным связям удержала под контролем провинцию Идлиб, часть Алеппо и пригороды Дамаска, ИГ в данном случае отличало от ан Нусры более умелое планирование своих действий и большие запасы финансов и оружия, так что летом 2014 года ИГ смогло установить свою власть в городах Аль Мухассан, Шаитат и Альбу Камаль. При этом ИГ не только подчиняет себе племена, но и мирит их, а одновременно и манипулирует их членами, стравливая одни кланы с другими.

ФОТО 19. Флаг ИГИЛ

В данном случае руководство ИГ, как пишут авторы книги «Исламское государство-армия террора» Майкл Вайс и Хасан Хасан опиралось на мощный аппарат безопасности –»амни» с широкой агентурной сетью, при чем в рядах Свободной Сирийской армии и ан Нусры имелось большое число так называемых «спящих ячеек» ИГ.

При этом авторы книги, почему то успехи ИГ объясняют только поддержкой Асада, приводя как доказательство то, что, якобы авиация ВВС Сирии не бомбила силы ИГ, хотя кроме сговора Башара Асада с террористами, есть еще одно логическое объяснение — авиация ВВС и ВМС США бомбили позиции армии Асада и сбивали самолеты ВВС Сирии.

Столь очевидное объяснение авторам книги словно неизвестно и в самой их книге отсутствует объяснение того каковы были последствия для Сирии применения американской авиации.

К тому же, очевидно, что в сирийском правительстве сильны разногласия, почему ИГ смог с легкостью захватить базы 17 дивизиона в Ракке и 121 полка в Эль Хасаке, но ведь столь же очевидно, что одной из причин конфликтов в сирийском политическом верху, была внешнеполитическая деятельность администрации США и экономические санкции этой администрации.
В отличие от Джабхат-ан -Нусры, ИГ имеет куда более совершенную тактику, в особенности в области применения радиоуправляемых самодельных взрывных устройств, а так же в области планирования операций, в чем без сомнения видится влияние специалистов как из Западной Европы, так и из бывшего СССР, массово вступающих в ряды ИГ.

Скрытность

Люди склонны объяснять военные успехи противника, различными заговорами, не желая признать, что он во многом сам заслуживал победу. ИГ же в данном случае во многом само было творцом своих побед. Самоотверженность его членов, обеспечивало то, что является главной тактикой партизан-скрытность и умение выжидать. Благодаря этому ИГ могли совершать на первый взгляд неожиданные прорывы, которые на самом деле, были подготовлены долгой конспиративной работой на территориях будущего удара. При этом ИГ, на самом деле, было отнюдь не так безрассудно жестоко, как принято считать, ибо добиваясь страха в обществе своими казнями, в то же время оно давало возможность своим врагам «исправиться» и став на путь «истинного ислама» стать одним из членов ИГ.

В тоже время, как пишут авторы книги к союзникам ИГ было достаточно разборчиво и так после захвата Мосула, служащие силовых ведомств, ставшие на сторону ИГ получили статус «мунасир», что давало им право лишь занимать низовые должности, тогда как высшие были предназначены для «ансаров» — местных членов ИГ и «мухаджиров» — иностранным добровольцам. Тем самым, как пишут Майкл Вайс и Хасан Хасан ИГ умело избегая ответственности, поощряют соперничество в местной среде. Сами бойцы ИГ, стараются как можно меньше демонстрировать оружие и число бойцов на блокпостах. Те, кто вступают в ряды ИГ, обязаны сообщить о имеющемся вооружении и боеприпасах и находиться на фронте определенное количество часов.

Политика Исламского государства

ИГ проводит политику по изъятию оружия у всех тех, кто не состоит в их рядах и даже боевикам союзных группировок ставит условие либо принести клятву верности организации, либо уйти.
После захвата нового города ИГ сначала устраивает «площадь Хадад» как место казни-отрубания голов, рук и наказаний плетьми, а затем создает шариатские суд и полицию-хисбах. Регионы делятся на вилайеты-провинции и кавати-города и поселки.

ФОТО 20. Отрубание конечностей в феврале 2014 года в «Вилаете Халеб (Алеппо)» «Исламского Ггосударства Ирака и Эш-Шама»: www.iimes.ru

В каждый город и поселок назначаются военный командир, один или несколько начальников служб безопасности и верховный эмир, которые были подчинены вали-главе вилайета.
Местное население обязано сдать оружие. Тем самым ИГ сумело покончить с широко распространившимся бандитизмом на территориях под контролем сирийской оппозиции, с чем Джабхат ан Нусра тесно связанная с местными кланами и зависящая от них бороться не могла.

ФОТО 21. Центр ИГИЛа в Сирии Эр Рака: www.iimes.ru

Была налажена работа чиновников и различных городских и сельских служб, осуществлен контроль над ценами и налажена работа экономики.

В конечном итоге, о чем не пишут авторы книги «Исламское государство-армия террора» ИГ стремится полностью отказаться от системы отношений характерных для капитализма, заменив его своего рода «исламским социализмом», почему ими даже начали выпускаться золотые монеты.

Финансирование

Сами оценки авторов книги о источниках доходов ИГ имеют целый ряд нелогичностей, ибо даже доходов от нефтяного бизнеса террористам явно недостаточно для финансирования своей деятельности, как и доходов от «закята» — обязательной милости мусульман, налогов на немусульман, доходов от конфискуемого у «врагов ислама» имущества, контрабанда артефактами и получение военных трофеев.

Источник обильного финансирования ИГ и есть главная тайна этой организации и предположения в данном случае — дело неблагодарное, хотя странно, что авторы книги о «частных спонсорах» ИГ ограничились всего парой строчек, хотя в США определение источника финансирования — основа любой журналистской деятельности.

Наивно было бы ожидать, что авторы книги смогут раскрыть данный вопрос, представлявший ныне ключ к пониманию успехов ИГ, как прошедших, так и предстоящих и потому мало кому известный и потому в данном случае то что авторы обходят целый ряд вопросов, как например касательно поддержки движения салафитов Сирии со стороны Саудовской Аравии, Турции, Израиля и Иордании в данном случае вполне логично- если не можешь сказать о чем то правду — лучше тогда ничего не говорить.
На практике же ИГ правительства как Ирака так и Сирии воспринимает как своих врагов и его цель военный разгром армий этих правительств.

Экспансия

Разумеется, наступление армии Сирии при поддержке ВВС РФ отчасти остановил наступление вооруженной оппозиции, но в большей мере это коснулось сил Нусры, тогда как ИГ, вынужденный перебросить часть своих сил в Ирак после падения в руки армии Ирака — Рамады, существенных потерь в живой силе и технике не понес.

До сих пор силы ИГ, находятся в пригородах Дамаска и опираясь на сеть подземных туннелей, их боевики проводят операции и в самом Дамаске, благодаря чему боевики избегают больших потерь от авиа- и артиллерийских ударов.

В рядах ИГ находиться большое число военных специалистов, которые достаточно успешно научились маскировать собственную бронетехнику и создавать различные ложные цели и пока не оснований предполагать что террористы в Сирии разгромлены военным путем.

Учитывая, что в своей массе иракские сунниты из суннитского треугольника» Эр-Рамади, Фалуджы и Бакубы находиться ныне под полным влиянием ИГ, вполне можно ожидать что организация восстановит контроль над Эр-Рамади и продолжит наступление дальше на Багдад.

После этого ИГ, может развернуться в любом направлении не только на Дамаск, но и на Эр-Рияд, где уже давно зреют конфликты в среде нескольких тысяч саудовских принцев-претендентов на престол. Неудачная война в Йемене, где саудовские войска решив подержать президента Хади несут большие потери в боях против вооруженных отрядов шиитов-хуситов Абдул-Малика аль-Хуси, так же способствует популярности нынешнего проамериканского курса правительства Саудовской Аравии и его «силовиков»: принца Мухаммеда бен Сальмана и принца Мухаммеда бен Наифа занимающего должность как «наследного принца», так и министра внутренних дел.

Ведь ныне, хуситы вышли уже к предгорьям на южной границе и тем самым могут перейти к рейдам на саму территорию Саудовской Аравии, на юге которой проживает большое число шиитов. Это порождает дополнительную напряженность в отношениях между Саудовской Аравией и Ираном, который поддерживает хуситов и тем самым ИГ, являющийся прямым вооруженным противником проиранских шиитских милиций в Ираке, таких как Китаиб Хезболлах, становится прямым военным союзником Саудовской Аравии.

ИГ, захватившее тысячи единиц бронетехники в Ираке, в ряды которого также наблюдается переход многих отрядов вооруженной американцами сирийской оппозиции, становится в таких условиях важным фактором в политике Саудовской Аравии.

ФОТО 22. Пятилетний план строительства Исламского государства: il.epeak.in

В случае, если какой-то саудовский принц, захватит власть в Эр-Рияде с помощью отрядов ИГ, будет конечно любопытно узнать, как в США различные аналитики объяснят данный факт, тем более что в таких объяснениях в первую очередь будут нуждаться многие российские аналитики, делающие свои прогнозы по кальке из США.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ