Горький конец сладкой Украины

18.10.15      Автор redactor
Горький конец сладкой Украины

Сейчас по всей Украине действуют сорок сахарных заводов. Больше не осталось. Полтора десятка из них будут закрыты в ближайшие недели. Причина — себестоимость производства украинского сахара оказалась выше, чем в соседних странах.

Об этом рассказал глава Национальной ассоциации сахаропроизводителей «Укрсахар» Николай Ярчук. Печальная информация прозвучала на международной конференции «Ценовые стратегии на рынке зерновых, масличных и сахара».

Как утверждает пан Ярчук, себестоимость выросла из-за роста цен на энергоносители и другие ресурсы. Если в 2013—2014 годах она составляла порядка 7,5 тысячи гривен за тонну, то сейчас достигает уровня в 10 тысяч гривен. Что заметно выше соответствующих цен в Белоруссии, России и Молдове.

Выпаривание, сушка, кристаллизация — вот основные операции сахарной технологической цепочки. По своей энергоемкости и стоимости теплоэнергетического комплекса, по неразрывности связей между технологическими и тепловыми процессами сахар занимает одно из первых мест в пищевой индустрии. Раньше на таком производстве использовали мазут, потом активно перешли на газ. На российский газ, конечно.

В нынешних условиях отрасль стала попросту невыгодной. Заброшены собственные плантации сахарной свеклы — когда-то мощнейшее звено сельского хозяйства Украины. Своего сырья больше нет. Позор, но здешние сахаровары работают на импортном сырце. А теперь европейскую цену придется платить за газ. Значит, национальная сахарная индустрии практически остановится.

В 1977 году УССР вырастила и поставила на сахарные заводы 51 млн. тонн сахарной свеклы, выработав 5,6 млн. тонн кристаллического белого сахара. Упакован он был в 112 млн. мешков весом по 50 килограммов каждый. Высота подобной пирамиды сравнялась бы с величайшей мировой вершиной Джомолунгма! Краса и гордость Советской Украины — 192 сахарных и пять сахарорафинадных заводов, семь тысяч крупнейших свеклосеющих хозяйств. Все рухнуло под гордо реющим желто-голубым прапором.

Вот данные на рубежный для отрасли 2002 год. Жалкие обломки прежнего величия — 1,4 млн. тонн сахара и 13 млн. тонн сырья. Они упивались мыслью, что «кормят москалей», а сами эшелонами начали завозить российский сахарный песок.

Тринадцать лет назад здесь действовали более 100 заводов. 26 остановились из-за нехватки сырья и топлива. Оставшиеся в живых резко сократили сезон. Работу потеряли свыше 1,5 миллиона человек.

Итак, при «клятых Советах» украинцы имели две сотни сахарных заводов. Под занавес правления Кучмы едва сумели удержать половину. До сегодняшнего дня оставался 41 завод. Полтора десятка закроют уже к ноябрю. Это окончательный крах национального сахарного производства.

Происходит по-настоящему знаковое событие. Речь не только об угасших мощностях. Сахароварение — историческая основа и коренное начало всей индустрии, родившейся на нынешней украинской территории.

Еще не было по берегам Днепра металлургии и машиностроения, но Малороссия уже засыпала своим рафинадом Европу. Одновременно создавались высокие образцы интеллекта и культуры, которым нет места на сегодняшнем бандеровском шабаше.

Знаменитые имена — семьи Терещенко, Харитоненко, Ханенко, Бобринских, Браницких, Бродских, Яхненко, Симиренко — сыграли важнейшую роль в развитии сахарного дела. Эти выдающиеся личности прославились своими благотворительными делами ради процветания Украины и Киева середины XIX — начала XX века.

Меценаты и филантропы, казалось, они приобрели истинное уважение современников и право на благодарную память потомков. Увы, сегодня их имена предпочитают не вспоминать. Эпические фигуры не ко двору убогим майданным рагулям.

Современный Киев трудно представить без дела рук двух братьев - российских капиталистов-сахарозаводчиков Лазаря Израилевича и Льва Израилевича Бродских. Все нынешние самостийные олигархи вместе взятые не дали и малой толики добра, совершенного одним легендарным семейством.

Перечисление потрясает — несколько до сих пор действующих киевских больниц и клиник, гимназии и училища, Политехнический институт и городской трамвай. Киевский художественно-промышленный и научный музей — в настоящее время Национальный музей. Троицкий народный дом, он же нынешний Театр оперетты. Огромная пятиэтажная паровая мельница на Почтовой площади, где сейчас книгохранилище Национальной библиотеки…

Кроме того, на средства старшего брата Лазаря на киевском Крещатике был построен знаменитый Бессарабский крытый рынок. По семейной традиции младший Лев отдал на благотворительные цели более 2 миллионов царских рублей. Для сравнения: пуд сахара-рафинада стоил тогда 5 руб., корова — 40 руб., хороший конь -100.

Когда на Крещатике свергли монумент Ленину, наивные киевляне предложили поставить Бродского. Бандерлоги-победители даже не стали обсуждать эту «жидівську ініціативу».

Национальный музей искусств имени Богдана и Варвары Ханенко, бывший Киевский музей западного и восточного искусства - виднейшее собрание предметов зарубежного искусства украинской столицы. Молодой выпускник Московского императорского университета Богдан Иванович Ханенко увлекался коллекционированием. В Петербурге заключил брак с Варварой Терещенко, дочкой богатейшего сахаропромышленника. Брак сделал Ханенко финансово независимым, а жена всю жизнь поддерживала супруга в его славном собирательстве.

К 1914 году Торговый дом «Харитоненко и сын» стал самым крупным поставщиком сахара России. В собрании Государственной Третьяковской галереи есть портрет видного представителя династии Харитоненко — Павла Ивановича, работы великого художника Валентина Серова.

Выходец из бедной семьи, П.И.Харитоненко стал не только крупнейшим сахарозаводчиком Российской Империи, но и одним из самых щедрых покровителей русского искусства, почетным членом Императорской Академии Художеств в Санкт-Петербурге.

Только в Харьковской губернии Павлу Харитоненко принадлежали 10 сахарных заводов. Поставки шли далеко за пределы страны - в Германию, Австро-Венгрию, Иран. Дела продвигались столь успешно, что постепенно он становится вторым после Терещенко сахарным магнатом. Построенный в 1869 году на окраине Сум его завод рафинада — самый большой в Империи.

Одновременно с производством сахара Павел Иванович открывает новую для себя сферу деятельности — железные дороги. Разве мог предположить старый украинский чумак Герасим Харитоненко, возивший соль из Крыма, что его сын Иван будет иметь 40 тысяч десятин земли, а внук Павел получит дворянский титул?

Николай II за особо успешную деятельность на поприще отечественной промышленности возвел Павла Харитоненко в потомственное дворянство. Фамильный герб был увенчан словами «Трудом возвышаюсь». Какой странный девиз, совершенно нелепый для Украины-2015.

…Рассказывая об украинских меценатах-сахарозаводчиках, искренне удивляешься невероятному взлету их бизнеса. Да, были наследные аристократы типа российского графа Бобринского или польки Браницкой. Остальные — практически из ничего, из хлеборобов, чумаков, местечковых лавочников, из бывших крепостных тех же магнатов Браницких.

Безусловно, люди с несомненным талантом и природным умом, деловой хваткой и огромным трудолюбием. Однако имелось еще одно непременное условие, без которого не сложилась бы сказочная судьба рафинадных воротил Малороссии-Украины.

Счастье в том, что полтора века назад для таких вот сахарных голов открылся воистину необъятный рынок Русского Мира. От Балтики и Черного моря до Тихого океана 180 миллионов человек звонко щелкали сахарными щипцами и ежедневно размешивали свой чай. Российская бытовая повседневность - разнообразные варенья, сладкие сайки, конфеты-ландрины, многочисленные засахаренные фрукты.

Огромный спрос рождал супер-масштабное сахарное производство. Свое, эффективное, национальное. До Февральской революции 1917 года Всероссийское императорское общество сахарозаводчиков находилось в Киеве. А как иначе, ведь именно тут билось сладкое сердце Империи!

Масштабы потребления в Союзе были еще больше. Преодолев войны и голодоморы, пищевая индустрия УССР работала на одну шестую часть земной суши. Да еще 65 млн. кг песка ежегодно отправляла на экспорт.

Зато как горек сегодняшний день украинского сахара. Вдруг оказалось, что все вокруг вполне обойдутся без него.

Вместо сахарной свеклы великие укры теперь сеют рапс. Он убивает черноземы, но биотопливо из рапса покупают немцы.

Сергей Ильченко

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ