Геополитика мюнхенского разлива

28.06.16      Юрий Селиванов
Геополитика мюнхенского разлива

Внешняя политика США, обеспечившая этой стране, на протяжении последних ста лет статус безусловного мирового лидера, просто обречена быть построенной на исторических прецедентах. И действительно – зачем отказываться от моделей и методов, которые однажды, а то и не единожды, себя оправдали?

К числу таковых, безусловно, относится и розыгрыш американцами в собственных интересах геополитической ситуации в Европе. На протяжении двадцатого века они дважды и, причем, вполне удачно вписывались в тамошние расклады там и тогда, где и когда считали нужным и в результате становились главными выгодополучателями паневропейских конфликтов.

По итогам одного из них – первой мировой войны, США, которые последними явились на «пир победителей» и понесли наименьшие потери, повысили свой статус с второстепенной заокеанской страны до одной из главных мировых держав.

Вторая мировая, на главный европейский театр которой Америка тоже заявилась едва ли не к шапочному разбору, принесла США лавры единоличного властелина всего западного полушария планеты с четко обозначенной претензией на мировое господство. Которую они успешно реализовали после распада СССР.

Вполне очевидно, что в США нет дураков отказываться от столь ценного и сулящего верный выигрыш исторического опыта. И, стало быть, наверняка имеется желание его «творчески развивать» применительно к современной международной обстановке. И, прежде всего, в той же Европе, по-прежнему имеющей ключевое значение для традиционных претендентов на «мировое лидерство». Особенно с учетом того, что сами эти претенденты находятся сегодня в положении едва ли не более пиковом, чем накануне второй мировой.

При этом, стоит напомнить, что основной сутью американского геополитического опыта является умелое стравливание крупных европейских держав и сколоченных ими коалиций с целью их максимального взаимного ослабления и последующего навязывания своих условий. Козлами отпущения для этого «спарринг-турнира», как правило, назначаются бойцы не англосаксонской породы (их «благородную кровь» надо беречь!), или, в крайнем случае – с минимальным участием оных.

В обоих предыдущих случаях таковыми «козлами» были, с одной стороны германские государства центральной Европы, а с другой Россия и Франция. Причем Франции отводилась малопочетная роль ритуальной жертвы, или разменной монеты в этой англосаксонской геополитике. В первой войне её превратили в основное поле боя и заставили 4 года заваливать трупами окопы врага. А во втором просто отдали на растерзание Гитлеру в целях укрепления его рейха перед броском на Восток. Но и в том и другом случае основными кровопускателями, на основе взаимности, были Германия и Россия.

Нет ни одной причины считать, что этот вполне удачный для англосаксов исторический опыт сегодня сдан в архив. А с учетом продолжающегося возрождения и усиления России, он как раз сегодня может оказаться очень востребованным.

Таким образом, перед Вашингтоном ныне стоит примерно та же задача, что и прежде. Создать в Европе ситуацию, благоприятствующую новому раунду взаимного противостояния основных держав континента.

Однако современная конфигурация Евросоюза, в котором явным образом господствовал именно англосаксонский элемент, этому отнюдь не способствовала. Никто в Европе и, прежде всего, неоднократно наказанная историей Германия, не горел желанием таскать каштаны из огня для третьего радующегося, не имея для этого своего четко выраженного интереса. В том же Берлине, до сих пор находившемся на положении англосаксонского полупротектората, не видели смысла особенно высовываться и лезть на рожон ради интересов в сущности чужой глобальной политики.

Между тем, ситуация в Европе и вокруг неё продолжает обостряться, что, с точки зрения Запада, требует её консолидации и более решительных действий на какой-то определенной местной основе. Каковой по факту не могут стать интересы англосаксонского Запада. Да и сами американцы, совершенно не были заинтересованы влезать в конфликтную ситуацию напрямую, поскольку всегда предпочитали орудовать чужими руками.

И как невозможно себе представить Германию тридцатых годов прошлого века, проводящую самостоятельную агрессивную политику под протекторатом США, точно так же невозможно себе представить нынешнюю Германию собирающую Европу в единый кулак по указке американцев. Если немцы и станут это делать, то исключительно для себя.

А поскольку движение в этом направлении в принципе невозможно при англосаксонском доминировании в Евросоюзе, было принято решение переформатировать это объединение, выведя его из под прямого англосаксонского контроля. И положившись, в основном, на объективные закономерности, предопределяющие роль Германии и её сателлитов, как основной силы в новом противостоянии с Россией.

Такая германизация Евросоюза по своей геополитической сути равнозначна тем процессам установления нацистского «нового порядка», которые, при вполне благожелательном отношении к ним тех же англосаксов, протекали в Европе в тридцатых годах прошлого века.

Совпадают даже отдельные исторические детали. Почти столетие назад после поражения Германии в первой мировой войне, англосаксонский капитал стал активно финансировать восстановление рейха, в том числе его военной мощи. Потом Запад закрыл глаза на перевооружение Германии, на ремилитаризацию Рейнской области и на аншлюс Австрии. И, наконец, юридически признал в Мюнхене её территориальные претензии в центральной Европе, а потом и вовсе сдал Гитлеру Францию.

После второй мировой все повторилось опять. Сначала американский финансовый «план Маршалла», затем воссоздание немецкой армии, затем поглощение территории ГДР, частичное признание особой роли Германии в составе Евросоюза. И вот сегодня на повестке дня его окончательная германизация.

Так создаются фундаментальные предпосылки для новой большой европейской войны. Расчет строится на объективных противоречиях Германии и России и на их претензиях на контроль и влияние на одних и тех же территориях, например – Украины и всей Восточной Европы. И, конечно же, англосаксы рассчитывают на то, что Берлин и Москва и на этот раз не смогут договориться.

Правда однажды Сталин и Гитлер попытались было это сделать. Но тогда нашлись некие очень могущественные силы, которые смогли помешать упрочению этого вполне естественного геополитического союза двух крупнейших континентальных держав. И сегодня точно также нет никаких глубоких объективных причин для того, чтобы конфронтация между такой германизированной Европой и Россией достигла опасного для них уровня. Наоборот – экономическое сотрудничество и взаимное дополнение экономик, не считая искусственных политических препон, не оставляет желать лучшего. Одни «Северные потоки» чего стоят! Но не следует забывать, что и экономические связи СССР и Германии успешно развивались вплоть до утра 22 июня 1941 года. И, тем не менее, нашлись некие силы, которые смогли это поломать.

Как будет на этот раз? Хватит ли русским и немцам благоразумия в третий раз подряд не подряжаться на роль бойцовых петухов на радость мировой Англосаксонии? Которая всегда готова воевать с русскими до последнего немца. И с немцами - до последнего русского.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ