Два письма Филарета

Во время недавнего Архиерейского Собора РПЦ большой шум вызвало письмо самопровозглашенного «киевского патриарха» Филарета. Скромно именуя себя «собратом», он попросил прощения «во всем, чем согрешил» и пожелал «восстановить молитвенное и евхаристическое общение» с РПЦ.

Многие восприняли это как попытку примирения. Можно понять православных священников и верующих, которым полагается верить в возможность покаяния и победы доброго начала в любом мерзавце. Но запутались в вопросе даже политические журналисты и аналитики, которые должны, в общем, понимать, что по комплексу личных качеств и политических последствий деятельности, Михаил Антонович Денисенко – последний человек, от которого можно ждать покаяния.

Филарет – прожженный политический интриган, чья деятельность предельно далека от религии. Его интересует только собственное положение и благосостояние. Сама же КПЦ-КП только по форме является религиозной организацией, по сути будучи политической партией. Вступают в нее люди, которые далеки от православия и понимания понятия благодати, но полагающие, что у каждого государства должна быть своя церковь (это в мягкой форме), а то и что «московская церковь» является орудием «духовной оккупации» и «гибридной войны» со стороны Кремля. Кстати, люди эти не слишком умны, поскольку Филарет просто пользуется их фантазиями – политических взглядов у него ровно столько, сколько и благочестия. Можно не сомневаться – стань он в свое время Патриархом Московским, никаких самостийных идей у него не появилась бы.

Впрочем, это литературное отступление, а теперь – по сути.

Если исходить из политического портрета Филарета, то его письмо Патриарху было чем угодно, но только не капитуляцией. Да, он соблюл все формы, обязательные для того, чтобы письмо в принципе было прочитано (лист от «киевского патриарха» всерьез никто бы не воспринял). Ключевая его идея, однако, состояла в том, чтобы «вменить яко не бывшие все решения, в том числе о крещениях и отлучениях». В переводе на русский – забыть все преступления перед Церковью Филарета и его подельников и восстановить статус-кво, существовавший до раскола.

Многие заговорили о том, что Филарет, таким образом, предложил объединить УПЦ-КП и УПЦ. Нет, это не так. Отмена решений о запрете к служению и об отлучении от церкви Филарета фактически возвращает его на пост предстоятеля УПЦ, а саму церковь – к решению Архиерейского собора УПЦ от 1 ноября 1991 года, в которым он обращался к Патриарху и епископам с просьбой предоставить автокефалию (т.е. – самостоятельность) УПЦ. Собственно, то, что требование было именно такое, Филарет подтвердил позже на пресс-конференции.

Ну а позже стало известно и о другом письме – с той же датой, но адресованного первоиерарху Русской православной церкви за рубежом митрополиту Иллариону. Там уже и подпись «правильная» (патриарх, дескать, пишет, а не копролит мамонта), и требования определенные – отменить анафему и предоставить автокефалию.

Правда, есть основание полагать (по крайней мере, так считает известный украинский публицист Мирослава Бердник), что это письмо написано задним числом – чтобы отмыться от обвинений «патриотов» в «зраде». Так оно или нет, по сути, не важно. Содержательно, повторяю, смысл обоих писем один и тот же.

Действительно ли Филарет рассчитывал столь легко читаемым маневром обмануть руководство РПЦ? Трудно себе представить. Разве что действительно – из ума выжил. Патриарх Кирилл – тоже калач тертый, и в таких вещах разбирается. Да и в принципе позиция Церкви по этому вопросу хорошо известна – объединение с КПУ-КП возможно через индивидуальное покаяние (выходить по одному без оружия).

Скорее, цель Филарета состояла в том, чтобы предстать перед верующими (многие из которых – вполне искренни, хотя и неграмотны) в качестве миротворца, чьи инициативы были отброшены священноначалием РПЦ. В первую очередь, это послание адресовано тем людям, которые начали переходить в УПЦ-КП после Крыма и Донбасса. Или могут перейти потом. Касается это как прихожан, так и иерархов. Последние, впрочем, продолжают сомневаться. В УПЦ много сторонников автокефалии (тот же митрополит Александр (Драбинко)), но они хотели бы, конечно, автокефалию «законную», а не самопровозглашенную. Так, чтобы с ними разговаривали иерархи других православных церквей. Этого Филарет обеспечить не может.

Была ли эта операция связана с государственной политикой? Думается, только отчасти. Порошенко сейчас немножко не до проблемы создания карманной «поместной церкви» - тут бы отбить атаки со стороны США по всем азимутам. Да и размах не тот и цели слишком ограничены. Хотя посмотрим – может украинские дипломаты уже доставили письмо и к Вселенскому Патриарху в Стамбуле… Пока, однако, большой международной игры не видно.

Зато связь с рассмотрением антицерковных законопроектов в парламенте прослеживается – многие священники пойдут в КП просто, чтобы сохранить свое место в случае массовых захватов храмов в соответствии с этими законами. Правда, прошлый раз их принятие было заторможено на совещании в АП – силовики честно расписались в том, что не смогут предотвратить массовую бойню, которая обязательно возникнет, если дать националистам инструмент рейдерского захвата храмов и монастырей.

Тем не менее, украинское государство будет делать все, чтобы добиться ликвидации «московской церкви».

Перейти на основную версию сайта

Комментарии

Disqus Comments