Дождемся ли мы официального пересмотра итогов Второй мировой войны? ("Reflex", Чехия)

31.01.15      Автор redactor
Дождемся ли мы официального пересмотра итогов Второй мировой войны? ("Reflex", Чехия)

Осенью прошлого года посол Соединенных Штатов в Сербии Майкл Кирби осудил приглашение российского президента Владимира Путина на празднование 70-й годовщины освобождения Белграда, в котором, помимо Национально-освободительной армии Тито, принимали активное участи 2-й и 3-й Украинский фронт Красной армии. Американского дипломата явно ввело в заблуждение прилагательное «украинский». Он спросил: раз фронт составляли в основном украинские солдаты, то «зачем приглашать именно Путина»?

В прошлую среду польский министр иностранных дел Гжегож Схетына, который любит подчеркивать, что он дипломированный историк и знаток, для разнообразия сделал заявление о том, что Освенцим освободили украинцы, то есть 1-й Украинский фронт. От обоих заявлений за версту разит упорным стремлением преуменьшить роль России, правопреемницы бывшего Советского Союза. Стоит отметить, что в условиях ангажированности известное польское издание Gazeta Wyborcza нашло в себе каплю порядочности, а можно сказать — и смелости, в атмосфере истерической русофобии, царящей в Польше в связи с участием Москвы в войне на юго-востоке Украины, хорошенько «прошлось» по господину министру.

Названия фронтов

«Конечно же, в нем (в 1-м Украинском фронте — прим. ред.) воевали украинцы, вероятно, они составляли большинство, но, нравится это кому-то или нет, в нем воевало еще более ста народностей. В боях за Освенцим погибло 230 советских солдат, среди которых и подполковник Гильмутдин Баширов, по имени которого, разумеется, можно понять, что он не был украинцем», — написала газета Gazeta Wyborcza.

Ведь названия фронтов Красной армии назывались не по их этническому составу, а согласно территории, откуда они продвигались. То, что этого не знает посол Кирби, не удивляет, учитывая то, что большая часть американцев не смогла бы даже найти Украину на карте. В случае же польского министра иностранных дел, дипломированного историка, это как минимум поражает, а в целом порождает подозрения в намеренном искажении фактов. Согласно этой извращенной логике, на Карельском фронте должны были воевать одни карелы, на прибалтийских фронтах — эстонцы, литовцы и латыши, на белорусских — белорусы, а на Сталинградском фронте — жители Сталинграда. И по той же логике, вероятно, русские не воевали вообще, потому что никакого «Русского фронта» не существовало.

Выдавать украинцев за освободителей Польши — цинизм

Во время войны британский премьер-министр Уинстон Черчилль и американский президент Франклин Делано Рузвельт с пиететом говорили о России и высоко оценивали мужество русских солдат. Советская же пропаганда, напротив, подчеркивала долю именно нерусских народностей, печатая списки награжденных представителей разных народов СССР. После русских украинцы были наиболее многочисленны, что отражалось и на количестве награжденных.

Однако люди в порабощенной Европе с надеждой и трепетом говорили: «Русские наступают!» То же, правда, по совсем другим причинам, говорили и немцы. Никто, даже сторонники коммунистов, не говорил в действительности более правильное «Советы наступают!» И уж точно никто, и меньше всех поляки, с надеждой не взирал на украинцев. Подчеркивать их роль в освобождении Освенцима особенно цинично в свете того, что именно украинцы считались самыми жестокими надзирателями в концентрационных лагерях, и свою ненависть они вымещали в основном на евреях и поляках.

В 1943-1944 годах украинские националисты убили в ходе «этнической чистки» на западе Украины (на Волыни и в Галиче), согласно книге «Польша 1939-1945» (изданной Институтом национальной памяти в Варшаве в 2009 году), 100 тысяч поляков. По другим оценкам — более скромным — было убито 35-60 тысяч поляков. Согласно публикации Й. Туровсого и В. Симажка «Преступления украинских националистов, совершенные на Волыни в отношении польского населения, 1939-1945», к настоящему времени известны имена 33454 польских жертв. В ответ поляки убили 15 −20 тысяч украинцев. Сохранились ужасающие снимки польских детей, повешенных на колючей проволоке. Члены Украинской повстанческой армии, которые явно не утруждали себя чтением Женевской конвенции, в борьбе за «вiльну Украину» с удовольствием перерезали пленных пилой, и в жестокости ничем не уступали хорватским усташам.

Цена освобождения Польши

Советские (да-да, советские, а не российские или украинские) вооруженные силы вели операцию по освобождению (или это слово мы вскоре запретим, как и отрицание Холокоста, и заменим его словом «оккупация»?) Польши 297 дней — с 17 июля 1944 по 8 мая 1945 года. Это дольше, чем во всех других странах, в освобождении которых эти войска принимали участие. А кроме того, это привело к самому большому количеству жертв. Через Польшу, а совсем не через Чехословакию, как ошибочно полагают некоторые публицисты, пролегала траектория основного удара прямо в сердце Третьего Рейха — по Берлину, и этому соответствовала ожесточенность немецкого сопротивления. Армейский генерал С. М. Штеменко, русский с фамилией украинского происхождения, который во время Великой Отечественной войны занимал пост начальника направления Оперативного управления Генштаба и заместителя начальника Генштаба Красной армии, в своей книге «Генеральный штаб во время войны» писал, что в ходе освобождения Польши было разгромлено 150 дивизий, а 80 — полностью уничтожено. В ходе освобождения Польши были проведены гигантские стратегические наступательные операции: Львовско-Сандомирская и Висло-Одерская.

12 ноября 1956 года, то есть задолго до начала нынешнего российско-польского противостояния (и эта информация — совсем не проплаченный идеологический заказ) военно-научный отдел Генштаба Вооруженных сил СССР под руководством генерал-полковника Покровского представил доклад о потерях в ходе освобождения Польши. К 1 января 1945 года в нем участвовало 3 миллионов 246 тысяч советских солдат. Безвозвратные потери (мертвыми, без вести пропавшими и пленными) составили 477 тысяч 295 человек; раненых, больных — 1 миллион 636 тысяч 165 человек. Всего — 2 миллиона 113 тысяч 460 человек. К ним еще надо прибавить 2 тысячи 692 потерянных самолета, 2 тысячи 966 танков и самодвижущихся орудий и другой боевой техники. Общие потери вооружений и материальных средств достигли суммы в 26,7 миллиарда рублей. Впервые эти данные были опубликованы в Военно-историческом журнале № 12/1991 в период гласности и разрушающегося Советского Союза.

Но даже эти ужасающие цифры не окончательны. Последние данные от 1993 года оценивают советские потери в 2 миллиона 16 тысяч 244 солдата. Из них погибли или пропали без вести 600 тысяч 212 человек (541 тысяча 29 человек погибли в результате ранений или болезней) и 1 миллион 416 тысяч 32 раненых и пострадавших. С исторической точки зрения не столь важно, сколько среди них было русских, украинцев, белорусов, армян, грузин или таджиков.

Красная армия сделала возможным установление в большинстве стран, куда вошла, режимов, которые после более 40 лет существования развалились, как карточные домики, потому что большая часть населения хотела жить иначе. Но вины простых советских (русских, украинских и других) солдат, которые пожертвовали своей жизнью и здоровьем, в этом нет, потому что очень часто они сами становились жертвами жестокого сталинского режима.

Поэтому переписывать часть истории Второй мировой войны позорно.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ