Донецк скоро снова станет городом-миллионником. Есть ли повод для радости?

17.03.16      Ксения Белашова
Донецк скоро снова станет городом-миллионником. Есть ли повод для радости?

В скором времени Донецк может вернуть себе статус города-миллионника. Эту новость озвучил глава администрации столицы ДНР Игорь Мартынов. Но стоит ли подбрасывать в воздух чепчики и радоваться этому факту? Означает ли это то, что люди возвращаются по свободной воле и выбору или всё же эти возвращения вынужденные?

На сегодняшний день в Донецке живет почти 900 тысяч человек. И это почти в 2,5 раз больше, чем было осенью 2014 года, когда волны беженцев массово покидали город, спасаясь от войны. Тогда, по статистическим данным, Донецк с трудом насчитывал 370 тысяч жителей.

Люди ехали кто куда: противники новой власти направляли свои стопы на Украину, те, кому близки ценности русского мира, пересекали границу Российской Федерации. Бывали и такие случаи, когда место для временного переселения вынужденные мигранты выбирали без учета своих политических убеждений, ориентируясь на то, где живут родственники или знакомые, готовые приютить.

Те, кто ехал в Россию, были уверены, что «старший брат» уж точно приютит и поможет устроиться на новом месте по всем закона гостеприимства. О том, что беженцев из Донбасса ждут с распростертыми объятиями, трубили и все российские СМИ. Как всегда, информация о молочных реках с кисельными берегами оказалась сильно преувеличенной. Ждать ждали, но не всех и не везде. На первых порах беженцев из горячих точек Донбасса размещали в палаточных лагерях и пансионатах в приграничных областях, преимущественно в Ростовской области и в республике Крым. В общей сложности, в этих лагерях могло одновременно находиться до 50-ти тысяч человек. В дальнейшем их развозили по пунктам временного размещения в разные регионы Российской Федерации. Разумеется, что Москвы, Московской области, Санкт-Петербурга, Краснодарского и Ставропольского края в этом списке не было. Моя приятельница, бежавшая из Донецка вместе с дочерью-инвалидом и мужем, выбрала Уфу. Но в реальности никто не повез беженцев в город-миллионник. Новым местом жительства оказался 50-ти тысячный городок, в двух часах езды от Башкирской столицы. Год беженцы жили в общежитии с удобствами на этаже. Полгода были прикреплены к столовой, где питались бесплатно. За проживание в общежитии платили 3000 рублей в месяц. Глава семьи пошел работать. Разумеется, без регистрации и разрешения на временное проживание трудоустройство было неофициальным. Соответственно и низкая зарплата. Через год пришлось съехать из общежития, так как государство снимало с себя дальнейшую заботу о судьбе беженцев. Для продления статуса требовалась регистрация. Или грозила альтернатива возвращаться в Донецк, где не было работы. С регистрацией помогла прихожанка местного православного храма.

- Мы были в отчаянии, когда закончился срок регистрации в общежитии, - рассказывает приятельница, - в городе не было никого из родных или знакомых, кроме земляков-беженцев.

- А найти друзей среди местных жителей не удалось?

- Нет, хоть встретили нас очень хорошо. Относились доброжелательно, приносили посуду, вещи. Особенно много обновок появилось у дочери. Но сблизиться настолько, чтобы найти человека, готового нас зарегистрировать, не нашлось. Мы случайно зашли в храм, решив помолиться и попросить Бога указать, что делать дальше. Нас заметил батюшка и поинтересовался нашими проблемами. Узнав, что нужна регистрация, он попросил помочь нам одну из сотрудниц, работавшую в иконной лавке.

А жилье пришлось снимать. Дом с удобствами во дворе и печным отоплением обходится семье в 5000 рублей в месяц. Стать полноценными переселенцами они не могут, в Башкирии не работает программа переселения соотечественников. А перебираться в другой регион с ребенком-инвалидом сложно. Из-за невозможности оформить гражданство, семья не может получать и социальные выплаты, хотя девочка прошла обследование и российские медики подтвердили статус инвалида. Сейчас семья живет мечтой вернуться в Донецк и думает только о том, как скопить денег на дорогу.

И таких семей много. Оформить статус беженца, дающий социальные гарантии, документально сложно. Временное убежище, а вместе с ним и возможность работать на территории РФ, получить легче. Чем и широко пользуются вынужденные переселенцы из Донбасса. Стать участником программы переселения соотечественников можно. И регионы с приоритетными территориями для заселения даже выплачивают неплохие подъёмные. Но к числу таковых относятся Камчатка, Сахалин, Сибирь, Дальний Восток. В европейской части России можно выбрать в основном сельские районы. На такой шаг, как правило, идут те беженцы, которым некуда возвращаться.

А те, у кого квартиры целы, спешат в родные края, несмотря на обстрелы.

Возвращенцев с территории Украины еще больше. Если в России проблемы у пострадавших от войны в Донбассе возникают из-за жуткой бюрократии и ограниченных квот на разрешения на временное проживание, то на Украине зашкаливает неприкрытая ненависть, едва окружающие узнают, что человек приехал из Донецка или Луганска. С хамством можно столкнуться не только на улицах и в транспорте, но даже в больнице или в школе. На Западной Украине были случаи, когда детей переселенцев из Донбасса заставляли перед уроками становиться у доски и просить прощения за «преступления» своих земляков. А «свидомая» учительница одной из одесских школ бурно рассуждала на уроках в младших классах о генетической неполноценности жителей ДНР и ЛНР. Мама-переселенка из Донецка одной из учениц смогла призвать разбушевавшегося педагога к порядку. Будучи врачом, она аргументировано объяснила горе-педагогу всё насчет генетики и уголовного кодекса. В последствие, эта семья вернулась в Донецк. Свою роль в возвращении играет и неуклонно ухудшающийся уровень жизни на Украине, и приостановка выплат переселенцам (для многих это был единственный источник доходов).

И таких людей, по данным статистики оказалось более полумиллиона только в столице ДНР. Как ни говори, в гостях «хорошо», а дома лучше.

Поэтому, этот, казалось бы, радующий факт становится вовсе не таким уж радостным при ближайшем рассмотрении. Люди, наевшиеся государственного «гостеприимства» по обе стороны границы республики, возвращаются назад, пусть под непрекращающиеся обстрелы, но к себе домой. С другой стороны, возвращение такого количества людей в город, должно простимулировать власти республики к ускоренному восстановлению промышленности, созданию новых рабочих мест и налаживанию благоприятного климата для развития малого бизнеса. Иначе, как и чем прокормить такое количество горожан?

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ