Донбасс. Путевые заметки-3 Сыты по ГОРЛОвку

22.07.15      Оксана Шкода
Донбасс. Путевые заметки-3 Сыты по ГОРЛОвку

Многострадальная Горловка. Этот промышленный город республиканского значения в составе Донецкой Народной Республики помимо того, что является центром Горловско-Енакиевской агломерации, считается еще и одним из крупнейших железнодорожных узлов. Поэтому уже более года Горловка подвергается беспощадным обстрелам со стороны украинских карателей.

Горловка занимает территорию 422 км², из них 80 % - под застройкой. Представили плотность застройки? А теперь представьте, как выглядит нынешняя Горловка после ЕЖЕДНЕВНЫХ бомбежек.

До войны здесь проживали около 280 тысяч человек. Сколько осталось сейчас? Этого никто не знает. Но, поверьте, мирных жителей, по тем или иным причинам отказавшихся покинуть родные дома, в подрасстрельном городе более чем достаточно.

Из Донецка в Горловку – 37 км. Таксисты сюда ездят неохотно: стреляют где попало, чем попало и когда попало. Вариант «проскочить», не нарвавшись под минометы или «Град», - вариант на удачу. И она иногда сопутствует…

Выезжаем рано утром фиксировать места очередного обстрела. То есть, вражеские прилеты и попадания. А в Горловке в тот вечер их было немало…

Мост на въезде в нужный нам район города сложился, как карточный домик, от действий «заботливых» защитников непонятно чего и непонятно от кого. Лично мне не дано понять, как удалось вбить свидомым рагулям из западенских сел, что они приехали защищать СВОЮ землю на абсолютно ЧУЖУЮ им территорию Донбасса, уничтожая тех, кто веками здесь жил и трудился? Ответ на этот вопрос лежит в плоскости даже не политики, а, скорее, психиатрии, которая, надеюсь, уже сделала массу открытий, исследуя патриотизм древних укров. Согласитесь: человек не может жить без сердца, без печени, без почек… Но, глядя на вышиваночных, понимаешь: без мозгов, с*ка, живут целыми поколениями!

Спрашиваем у местных, как проехать на определенную улицу. Таксист, морщась от страха, преодолевает переулок за переулком: здесь в частном секторе несколько часов назад ложились снаряды. И не факт, что по мере нашего прибытия они не лягут снова…

«Женщина, где-то в этом квадрате вчера вечером прилетало. Не подскажите?». Горловчанка подходит к машине: «К моему брату снаряд прилетел, пойдемте, покажу!». Заходим во двор, утопающий в деревьях. Как раз сезон абрикос, слив, вишен – всё это в Горловке в наличии. Возле дома, раскуроченного осколками, хозяин, его жена и пару соседей: помогают разгребать. «Мы чудом уцелели. Всю силу удара взяли на себя гараж и сарай, они и спасли несущую стену дома. Грохот страшный был, горело всё… Вот, убираем с утра», - мужчина окидывает взглядом остатки построек…

«Вы из Москвы? – его супруга не скрывает слез. – Хоть вы скажите, когда это всё закончится??? Чем и перед кем мы виноваты?»

Что ответить этим людям? Кстати, стандартные вопросы, которые задают абсолютно все! Стараюсь успокоить, мол, Россия своих не бросает, всё это закончится очень скоро и непременно нашей Победой… Что украинские ублюдки ответят за все преступления на Донбассе. И что мирной Горловка будет, обязательно будет… На эти слова накладывается отдаленное эхо взрыва. «Вы бы уезжали сейчас отсюда, не рискуйте… Наверное, опять ложить будут», - без эмоций резюмировал хозяин разоренного жилища, перебирая какие-то прутики, оставшиеся от велосипеда…

На улице встречаем нескольких «террористов». Малые, учуяв, что в пространстве какая-никакая, но тишина, вышли из подвалов подышать свежим воздухом. Яркие, красочные, с зонтиками (то и дело срывался дождь). Они бродили по лужам, с интересом рассматривая «не местных», при этом легко шли на контакт. «Страшно, когда стреляют?» - «Поначалу было страшно. Сейчас мы уже привыкли. Знаем, откуда летит, и в случае чего – куда прятаться. Зимой было плохо, в подвалах холодно. Сейчас – нормально».

Нормально. То есть, тепло… Говорят, человек способен привыкнуть ко многому. И глядя на этих горловских детишек, ставших мишенью оккупировавших Донбасс фашистов, понимаешь: здесь выстоят даже дети…

По маршруту – шахтные поселки, расположенные на окраине Горловки. Проезжаем шахту имени Румянцева и неземной красоты терриконы. Поселок «Шахта 6-7», Мичурина… Серые, унылые, однотипные дома… нет, даже не дома – что-то среднее между сельской хатой-мазанкой и бараком. Пыль, копоть, разбитые дороги, непроходимые чащи – как здесь могут жить люди? «Сюда в ссылку высылать надо», - шутит попутчица, а таксист привычно вжимает голову в плечи: местность – открытая, а, значит, автомобиль может в любой момент оказаться на прицеле.

По дороге встретили не много, не мало – четверых мужчин, передвигающихся на костылях: у всех потеряно по ноге. Расспрашиваем. Не без труда находим дом, куда накануне был заброшен «подарок от Порошенко». Вернее, то, что от этого дома осталось. Груда обломков, на грядках – аккуратно уложенные взрывом помидоры. Хозяйка этого домика в реанимации: ей оторвало ногу.

Во дворе еле передвигается ее супруг: он отказался от госпитализации, хотя все ноги – в кровавых бинтах. «Она вышла на крыльцо, вдруг свист… я не успел ее оттолкнуть… нога уже была отдельно», - мужчина, явно не оправившийся после потрясения, говорит сбивчиво. Рядом сестра потерпевшей – плачет…

«Пойдемте, я вам снаряд неразорвавшийся покажу, в огороде, я его ветками прикрыл, чтобы никто не зацепил. Он уже месяц как здесь», - хозяин подводит нас к «тайнику» - яме, откуда торчит еле заметный металлический хвост…

Подошли соседи. От рассказов – волосы дыбом. Оказывается, одна женщина при этом обстреле в поселке погибла. «Поехали ко мне, я тут через пару улиц живу. У нас тоже вчера вечером снаряд в дом попал», - говорит летняя женщина. Приезжаем. «Папа, выходи, нас снимать приехали! Покажи, что вчера произошло! Только вы с ним громко разговаривайте, он – контуженный, почти не слышит!» - жительница поселка по-хозяйски придерживает во дворе перепуганную собаку.

Дырка в стене и без того ветхого домика – пристанища династии шахтеров – впечатляет. Почему-то подумалось: вот бы заглянуть в такую же, но в доме Порошенко… Или Турчинова… Или Авакова… Внутри – раскуроченные комнаты, слой пыли, цемента, разбитая мебель…

«Ветер с разбитой стены воет… Наверное, дом наш рухнет – стена ведь – несущая», - старик бесцветными глазами смотрит на зияющую пробоину. И – уже привычный вопрос: «Долго нам еще терпеть? Сколько еще нас будут бомбить? Кому мы здесь мешали?»

Я уже не знаю, кому переадресовывать подобные вопросы. Вернее, знаю, как и то, что ТАМ уже сыты ими по горло. Безусловно, ТАМ – хорошие люди. Вот только подарить им нечего. А если и есть, то завернуть не во что…

…Из Горловки возвращались к вечеру. Молча. Почему-то запомнился по дороге магазин с четко выведенным названием: «ХЛЕБНЫЙ МАГАЗИН «БАТОН». Да, горловские люди – они такие. Суровые. Выстоят. И, несомненно, отомстят за родной город и жизни своих земляков…

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ