Der Spiegel: Второй фронт

11.03.15      Автор redactor
Der Spiegel: Второй фронт

Перед зданием Национального банка Украины в Киеве стоит гроб, который должен символизировать похороны гривны. Демонстранты держат над головами плакаты с фотографией главы НБУ Валении Гонтаревой и надписью: „Враг народа“. На ступеньках выставлены банки с консервированными свиными почками. „Скоро нам придется продавать органы, чтобы выжить“, - говорит один из демонстрантов.

У многих украинцев есть квартиры, автомобили и стиральные машинки, купленные в кредит, который был выдан в долларах и который они теперь не могут обслуживать. Платежи резко возросли, ведь только с начала февраля этого года гривна потеряла 37% своей стоимости. До Майдана украинцы отдавали за один евро 11 гривен, сегодня - 32 гривны.

Украинская валюта дешевеет настолько стремительно, что интернет-магазины, продающие импортные товары, например, мобильные телефоны, повышают цены по несколько раз за день. В магазинах сети Metro Cash & Carry висят таблички, призванные предотвратить ажиотаж. Отпуск основных продуктов питания де-факто нормирован, в одни руки не больше шести пачек муки, четырех литров растительного масла и десяти пачек риса или гречки.

Чтобы успокоить население, прокуратура начала расследование по подозрению Гондаревой и ее подчиненных в служебной халатности. Однако в кассах УНБ пусто, валюты для стабилизации гривны нет. Резервы сократились уже до шести миллиардов долларов. В 4-м квартале объем экономики по сравнению с предшествующим годом уменьшился на 15%. „Украина стоит на грани экономического расплава активной зоны“, - считает аналитик лондонского Standard Bank по Восточной Европе Тимоти Эш.

Главное здание УНБ расположено на улице Институтской, где год назад киевское восстание достигло своего кровавого апогея. С тех пор спокойствие никак не восстановится, в стране заправляют олигархи, ее третирует Россия. На востоке Киев ведет войну против поддерживаемых Москвой сепаратистов, одержать победу в которой он не в силах.

А главное, над страной нависла угроза банкротства. Вооружение армии, доведенной до плачевного состояния, а также обслуживание долгов поглощают почти треть бюджета. Долговая нагрузка на государство составляет около 70 млрд долларов, одиннадцать из которых до конца года необходимо вернуть, как говорит премьер-министр Арсений Яценюк.

Уже сейчас понятно, что правительству в Киеве в ближайшие 4 года понадобится куда больше тех почти 40 млрд долларов, о которых говорит Международный Валютный Фонд (МВФ). Из этой суммы 17,5 млрд долларов обещал предоставить сам МВФ, до 10 млрд долларов дадут западные правительства и многонациональные организации, от 13 до 15 млрд должны будут внести частные кредиторы в рамках рефинансирования. „Вклад ЕС, США и других стран-кредиторов должен быть выше, если они хотят, чтобы Украина окрепла и встала на ноги в экономическом плане“, - убежден Хунг Тран, директор Института международных финансов - международной банковской ассоциации, членами которой являются многочисленные пострадавшие банки.

Бывший заместитель премьер-министра Словакии и нынешний советник украинского правительства Иван Миклош заявил: „Все знают, что пакета МВФ недостаточно“. Эксперты фонда не учли один решающий фактор: зависимость украинской экономики от влиятельного соседа. „Если интересы России и дальше будут игнорироваться, мы не станем помогать спасать Украину, - предупредил еще в январе из думского комитета по экономической политике Михаил Емельянов. - И мы даже будем работать на ухудшение финансовой ситуации“.

Похоже, однако, что успешное рефинансирование украинских долгов без сотрудничества России крайне проблематично. Россия является держателем украинских облигаций на сумму в 3 млрд долларов, которые необходимо будет погасить в конце года. Но если объем государственных облигаций Украины в обращении превысит 60% ВВП (что уже давно произошло), российский президент Владимир Путин может потребовать их немедленного погашения.

В свою очередь, это может вызвать цепную реакцию. Ведь в таком случае другие инвесторы в силу положений о недопущении дискриминации смогут претендовать на выплату долга. По подсчетам банковского лоббиста Трана, в таком случае Киеву могут предъявить к оплате ценные бумаги почти на 8 млрд долларов. А если инвесторы не получат эти деньги от МВФ или стран-кредиторов, последует полный дефолт, и Украина надолго будет отрезана от рынка капитала. Помимо крупных международных банков, таких как Goldman Sachs и Nomura, держателями украинских облигаций являются и более мелкие западные фининституты, такие как Земельный банк Берлина.

Несмотря на это, министр финансов Украины Наталия Яресько источает оптимизм. „Мы хотим предотвратить дефолт, - говорит она. - Мы надеемся на конструктивные переговоры с российскими и нероссийскими кредиторами“. Однако в Москве Яресько считается человеком Вашингтона, у американки с украинскими корнями до недавнего времени не было даже украинского паспорта. Министры экономики и здравоохранения тоже приглашены из-за рубежа. Новый президент Петр Порошенко в спешном порядке предоставил им гражданство, чтобы они смогли занять правительственные посты.

В качестве советников Порошенко привлек Лешека Бальцеровича - идейного вдохновителя столь результативной шоковой терапии в Польше в начале 90-х годов, а также экс-президента Грузии Михаила Саакашвили. Проамерикански настроенный Саакашвили является заклятым врагом Москвы. В Кремле желание помогать Украине и ее министру финансов Яресько невелико.

Яресько долгое время сама была финансовым инвестором на Украине. Поэтому не исключено, что ей будет легче найти общий язык не с русскими, а с другой ключевой фигурой в долговом покере: Майклом Хэйзенстэбом. Для одних топ-менеджер американского фонда Franklin Templeton - гуру в области капиталовложений, для других - спекулянт. Поставив на такие страны, как Венгрия и Польша, он получил сказочную прибыль. Хэйзенстэб вложил в украинские гособлигации 7 млрд долларов. Он сам ездил в Киев, чтобы снимать революцию на Майдане, и хвастался своими инвестициями. Однако в настоящий момент эти его бумаги продаются с дисконтом больше 50%. Маловероятно, что он и другие инвесторы смогут полностью вернуть свои деньги.

Но даже если Хэйзенстэб и другие пойдут на уступки, 40-миллиардного пакета вряд ли будет достаточно. Руководитель администрации президента РФ Сергей Иванов в конце января напомнил и о других обязательствах правительства в Киеве: „Украина должна российским банкам немаленькую сумму в размере 25 млрд долларов“, - заявил он. Глава крупного российского банка ВТБ Андрей Костин и вовсе оценивает прямое и косвенное участие России в украинском банковском секторе в треть.

Ястребы в Кремле давно пытаются наседать на Украину не военными, а экономическими средствами. „Это наш второй фронт, - считают в Москве. - И здесь у нас опять-таки преимущество перед Западом. Когда наша экономика страдает, украинская страдает в пять раз сильнее“.

Помимо долгов, у Кремля есть и другой рычаг для давления на Украину, которая по-прежнему сильно зависит от поставок энергоносителей из России. В прошлом году, несмотря на все усилия ЕС и нового правительства в Киеве, треть необходимого газа все еще поступала из России. Государственной газоснабжающей компании „Нафтогаз“ в 2014 году понадобились государственные субсидии в размере 6,4 млрд долларов, за период с октября 3,1 млрд долларов были перечислены „Газпрому“. Российский энергетический концерн не так давно потребовал выплатить еще 2,4 млрд долларов долга. Путин лично на прошлой неделе предупредил, что Россия может перекрыть Киеву газ.

ТВЭЛы для 15 атомных реакторов нужно направлять на восстановление в Россию, ежемесячно это обходится в 50 млн долларов. Производство угля из-за войны на востоке Украины резко упало, в декабре 2014 года его было добыто на 55% меньше, чем годом ранее. Из 150 угольных шахт 115 расположены на территориях, контролируемых пророссийскими сепаратистами.

Как следствие, Украине, которая раньше поставляла на экспорт больше угля, чем импортировала, вынуждена закупать его за границей, в основном у России. Какое-то время Киев пользовался услугами американских и индийских дочерних компаний, чтобы закамуфлировать, что выживание страны зависит от бизнеса с Россией, против чьих „наместников“ страна ведет войну в мятежных областях на востоке. Украина платила большие надбавки российским торговцам за срочную отгрузку угля. Как часть экономической войны в январе Москва перекрыла такой экспорт в соседнюю страну.

Ранее российский премьер-министр Дмитрий Медведев уже без обиняков предупреждал и о другом инструменте давления. Трудовые мигранты с Украины ежегодно переводят из России на родину свыше 11 млрд долларов долларов. По оценкам, на заработки сюда уехали два миллиона украинцев, многие из которых помогают родственникам у себя дома и выплачивают кредиты. Рейтинговое агентство Standard & Poor's ожидает, что в этом году процент неплатежей по кредитам на Украине достигнет 50%. Кроме того, с начала 2014 года из украинской банковской системы была изъята треть вкладов физических лиц.

С учетом столь колоссальных проблем даже намеченные МВФ 40 млрд долларов производят достаточно жалкое впечатление. К тому же неясно, захотят ли по факту внести свою лепту наряду с МВФ все международные и, прежде всего, частные кредиторы.

Поэтому, чтобы предотвратить коллапс Украины, американский миллиардер и филантроп Джордж Сорос призывает найти еще 50 млрд долларов. „Положение крайне затруднительное, и с каждым днем оно становится еще хуже, - говорит он. - Экономический крах Украины для Путина может стать самым большим успехом, и Путин с каждым днем приближается к этой цели“.

84-летний инвестор, некогда обрушивший своими спекуляциями на валютном рынке британский фунт, с момента событий на Майдане успел побывать на Украине несколько раз. На недавнем Всемирном экономическом форуме в Давосе он недавно плечом к плечу с украинским правительством агитировал за оказание Западом Киеву поддержки. Помощь ЕС он считает слишком маленькой и неспешной, дескать, европейцы должны рассматривать дополнительные миллиардные транши Украине как оборонные расходы, необходимые в связи с агрессивностью России.

Сорос предлагает в дальнейшем предоставлять большую часть помощи ЕС в форме гарантий инвесторам. Благодаря такой системе страхования инвестиций каждый миллиард долларов, выделяемый Евросоюзом, может обеспечить в несколько раз больший приток инвестиций. Один немецкий банкир считает такое предложение малореалистичным: „Инвесторы будут в обозримом будущем обходить стороной эту страну, измученную войной и коррупцией“.

Евросоюзу и немцам не хватает уверенности, что помощь хотя бы большей частью будет использована по назначению, а не осядет бесследно в карманах чиновников и олигархов. Канцлер Ангела Меркель и Германия хотят уверенности. Поэтому канцлер Ангела Меркель делегировала в украинское министерство финансов двух наблюдателей. Еврокомиссар по вопросам политики добрососедства Йоханнес Хан во время своего визита в Киев в середине февраля призвал к реформам. „Ситуация должна измениться во многих отношениях, - сказал он. Брюссель настаивает на разработке нового закона о госслужбе, сокращении дотирования цен на энергию и судебной реформе. „2015 год должен стать годом реализации реформ“, - заявил Хан.

В ближайшие два года Брюссель и отдельные государства-члены ЕС должны будут перевести Украине в общей сложности больше трех миллиардов евро. Из этой суммы кредиты в размере 1,8 млрд предназначены непосредственно для пополнения госбюджета. 350 млн евро ЕС предоставит в качестве целевой помощи, которая не подлежит возврату; это соответствует 0,2% бюджета Евросоюза. „Мы выскребли все деньги, которые были“, - говорит один дипломат от ЕС.

Год спустя после революции многие граждане Украины теряют веру, что те цели, ради которых тогда сотни тысяч по всей стране выходили на улицы и во имя которых погибли больше ста человек, действительно реализуются. Так, 47% опрошенных заявили, что коррупция по-прежнему цветет бурным цветом. А 32% даже уверены, что она только усилилась.

Президент Порошенко - олигарх, поддержавший революцию на Майдане освещением на своем телеканале и деньгами - сегодня испытывает давление в том числе и со стороны сторонников Майдана. Открываются все новые и новые киоски его шоколадной марки „Рошен“, хотя правила города этого не позволяют. Свой кондитерский холдинг, вопреки собственным предвыборным обещаниям, Порошенко до сих пор не продал.

Организовать сделку он поручил не только управляющему недвижимостью Ротшильду, но и киевской финансовой компании ICU. Топ-менеджером и совладелицей последней до недавнего времени была Валерия Гонтарева - скандально известная председатель НБУ. Сегодня ей предъявляют обвинения в злоупотреблении служебным положением. Принадлежавшая ей финансовая компания занимает второе место по доле на рынке торговли гособлигациями.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ