информационное агентство

Дело Ивана Голунова: за что может зацепиться следствие и как ответит защита?

10.06.19      BFM.ru
Дело Ивана Голунова: за что может зацепиться следствие и как ответит защита?

Никулинский суд неожиданно отправил журналиста под домашний арест. Некоторые посчитали это первой победой общественного мнения. Однако, судя по репортажам на госканалах, МВД уверено в себе

С одной стороны, официальной информации от следствия по делу журналиста «Медузы» Ивана Голунова практически нет. Разве что постановление о предъявлении обвинения, которое распространили его адвокаты.

Там много раз встречается слово «неустановленный»: приобрел наркотики «в не установленные следствием дату и время», «в неустановленном месте», «у неустановленного лица». Но юристы говорят, что для такого документа нормальная практика.

Телеканал «Россия 24» в воскресенье показал репортаж о деле Голунова, в котором было интервью с оперуполномоченным из отдела по борьбе с наркотиками УВД ЗАО по Москве. Ни имени, ни лица нет. Но говорится, что этот оперативник якобы участвовал в задержании журналиста. И он рассказывает, что ему и его коллегам были известны только имя и номер мобильного Голунова. Вели его с марта, прослушивали его телефоны. Установили, что Голунов регулярно летает за границу, в частности в Ригу, откуда и мог привозить наркотики. Отметим, что в Риге — штаб-квартира «Медузы», для которой Голунов как фрилансер пишет свои расследования. Оперативник утверждает, что Голунов скрывал свой род деятельности, поскольку он не в штате. Голунов отвечает. «Я фрилансер».

В этом же сюжете «Россия 24» говорит, что при задержании Голунов был нетрезв. При этом в кадре показывали справку, где перед словами «обнаружены клинические признаки опьянения» было от руки вписано «не». Через пару часов телеканал без извинений выпустил новую версию сюжета.

Комментирует координатор благотворительного фонда «Русь сидящая», бывший прокурор Алексей Федяров.


Алексей Федяров, координатор благотворительного фонда «Русь сидящая»

«Вот этот жалкий лепет, который я слышу, пытаются обратную волну запустить, говоря о том, что «мы за ним следили, мы просто не знали, кто он, мы знали ФИО». Если есть данные, что человек сбывает наркотики, по нему делается оперативная установка. Она включает все: место работы, рождения, контакты, связи, телефоны, соцсети, почта, соседи. И ты знаешь о человеке все в течение двух-трех дней. И вы хотите вменить ему сбыт. Тогда почему вы не взяли его на сбыте? Как обычно делается в таких случаях. Почему не подвели какого-то контролируемого покупателя, того же опера? И вот этот точечный обыск, когда приехали в квартиру и за 20 минут находят пакетик с кокаином? По моей практике следственной, если ты приезжаешь в квартиру небольшую, ты не знаешь, где искать что-то небольшое. У тебя уходит пять-шесть часов. За 20 минут даже оценить обстановку не успеешь».


Возмущение вызвали и фотографии от МВД якобы из квартиры Голунова. Чуть ли не с нарколаборатории. Полиция назвала это ошибкой. Но некоторое общественное отношение могло быть создано. Впрочем, в суде на это смотреть не будут. Что там могут предъявить Голунову?

Сам Иван заявил в суде, что никогда не употреблял наркотики и не имел с ними дела. Но в его рюкзаке нашли около 4 граммов синтетического наркотика мефедрон и еще 5 граммов кокаина у него в квартире. Даже если предположить, что наркотики у Ивана Голунова действительно были, почему ему предъявляют именно покушение на сбыт, а не хранение? Объясняет управляющий партнер адвокатской коллегии «Железников и партнеры» Александр Железников.

— Наркотики — это обычно 2 грамма у задержанного. И они, допустим, если единой массой, то это хранение, а если разбиты по граммам, то есть постановление пленума Верховного суда, который говорит, что в таком случае это квалифицируется именно как попытка сбыта.

— То есть если было несколько пакетиков — это все-таки попытка?

— И размер об этом говорит, как утверждает следствие, и говорит об этом фасовка и наличие весов.

— Но, с другой стороны, вы говорите про фасовку, а ведь это могло быть и хранение для какого-то личного пользования или, может, он нес кому-то этот пакет?

— Если он кому-то нес — это уже сбыт. Сбыт — это не обязательно продажа за деньги. Обмен, дарение, любая форма передачи, если есть фасовка на пакетики, предполагается, что это не только себе.

При этом при покушении на сбыт дают, как правило, 3/4 от максимально возможного срока, а при так называемом изготовлении — всего половину.

Когда Голунова привезли к его дому, сотрудники выходили из машины вместе с его ключами от квартиры. Адвоката у Голунова к тому моменту все еще не было. То есть у полиции была возможность зайти в квартиру и сделать там все, что угодно, утверждает адвокат Голунова. Но были понятые, и это есть в протоколе, отвечает следствие. Одни адвокаты говорят, что законом показания понятых, которые получены в отсутствие адвокатов, должны быть отвергнуты. Другие — что понятые могут быть и в отсутствие защитников. Другой вопрос, говорят юристы, что понятые повсеместно одни и те же — но вряд ли дойдет до того, что их будут допрашивать в суде.

Так или иначе благодаря показаниям понятых закреплен как минимум факт хранения наркотиков. И данный эпизод, похоже, останется в деле Голунова в любом случае, говорят опрошенные нами адвокаты. Это как минимум условная судимость.

228-я известна как «народная статья». По данным на 2016 год, как минимум четверть всего тюремного населения России, то есть тех, кто находится в изоляторах или колониях, сидят по статьям о незаконном обороте наркотиков. И долю тех, кто невиновен или кого специальным образом подставили, подсчитать сложно. Новые дела открываются каждый день, просто общественный резонанс вызывают далеко не все, говорит председатель коллегии адвокатов «Ваш юридический поверенный» Константин Трапаидзе.


Константин Трапаидзе, председатель коллегии адвокатов «Ваш юридический поверенный»

«Чтобы не настаивать на более жесткой квалификации, которая требует серьезных доказательств, поскольку поднялся общественный резонанс, одними показаниями и предположениями следователя тут не обойдешься, как в обычной ситуации, потому что в 100% случаев без этого обычно избирают меру пресечения, связанную со стражей. У нас, кстати, половина тюрем забиты по этой пресловутой 228-й и «рядом лежащим» статьям, связанным с наркотиками и сильнодействующими средствами. Потому что такое у нас законодательство, такой порядок, и ни для кого не секрет, что очень серьезную роль в распространении наркотических средств часто играют и правоохранительные органы».


И все же, несмотря на огромный резонанс этого дела, есть и детали, которые могут сыграть против Голунова в общественном мнении. Одни указывают на то, что издание «Медуза», для которой пишет журналист, оппозиционное. Другие — на то, что, как утверждают оперативники в эфире госканалов, Голунов продавал наркотики в ночных гей-клубах. И судя по всему, количество именно такого рода информации в ходе этого дела будет расти.

Александра Сидорова

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ