информационное агентство

CША нужен новый Рузвельт. Получится ли он из Трампа?

CША нужен новый Рузвельт. Получится ли он из Трампа?

В копилку сторонников Трампа, уверенных, что с его приходом многое поменяется в отношениях с Москвой, попало недавнее заявление советника избранного президента США по взаимодействую с бизнесом Энтони Скарамуччи. На форуме в Давосе ( Швейцария) он заявил, что антироссийские санкции Запада имели обратный эффект и только сплотили население РФ вокруг президента Владимира Путина.

«Вы знаете русских людей лучше, чем я. Санкции в некотором роде имели обратный эффект из-за их характера. Я думаю, что русские готовы были бы есть снег, чтобы выжить. В моем понимании, санкции скорее всего сплотили вашу нацию вокруг президента», - приводит слова советника агенство ТАСС.

Далее Скарамуччи ссылается на мнение Дональда Трампа, что сейчас России и США следует искать нестандартные подходы для урегулирования проблем. «У президента Трампа есть историческая перспектива, он является человеком большого здравого смысла, я думаю, что его позиция заключается в том, что существуют общие ценности, вокруг которых мы можем объединиться», - уверен советник.

Что же предлагает на полях давосского форума политик? Для начала он советует Москве и Вашингтону сделать мир безопаснее и уничтожить радикальный исламский терроризм. И делает совсем неожиданное заявление: надо увеличить и зарплаты рабочих. Откуда эта идея? Неужели Трамп за то, чтобы рабочие двух стран стали жить лучше?

Чтобы лучше понять, что происходит на кухне у Трампа, мы решили опубликовать лекцию стратега его победы Стива Бэнона, который назначен главным советников Трампа. Идеи Бэнона, похоже, уже и озвучивает Скарамуччи. Почитайте эту лекцию, которую главный политтехнолог Трампа протичал в институте Ватикана еще 2014 году, когда он не знал миллиардера.

«Я обязательно приму участие в избирательном цикле 2016 года. Моя цель – используя наиболее сильного кандидата, возродить движение американских производственников и объединить рабочих, инженеров, исследователей и предпринимателей против бюрократов, капиталистов за счет друзей и банкиров-коррупционеров, ставших миллиардерами благодаря ФРС. Я – тот парень, кто поможет кандидату, который выдвинет план реконструкции инфраструктуры ценой в триллион долларов.

С отрицательными процентными ставками по всему миру впервые за долгие десятилетия у нас появилась возможность восстановить производство, наши дороги и заводы. Я найду такого парня, помогу ему стать президентом и заставлю его делать то, что нужно среднему классу и синим воротничкам. Вокруг него будет много банкиров и вашингтонских лоббистов. В Америке по-другому не бывает. Но мы, если будем действовать правильно, проведем экономическую националистическую революцию, большую, чем революция Рейгана.

«Движение чаепития» в Соединенных Штатах имеет единомышленников в Великобритании – UKIP – движение за выход из ЕС, французский Национальный фронт Ли Пен, аналогичные народнические движения в Нидерландах, Бельгии, Дании, Австрии и других странах. Мое сердце всецело принадлежит движению против нелегальной миграции в Германии, которое пытается остановить безумную политику фрау Меркель. Я думаю, что 2016 г. станет годом рождения движения глобального чаепития…

Наше движение – это не движение нацистов, расистов и экстремистов. Это – движение производственников, рабочих, народников, традиционалистов и приверженцев иудейско-христианского капитализма. Сегодняшний кризис порожден кризисом капитализма. Этот кризис начался с распада Советского Союза и дальше развивался по спирали, охватив не только экономику и политику, но нашу повседневную жизнь, семьи и даже веру…

Я вижу три опасности для капитализма, как иудо-христианского строя традиционной жизни трудящихся людей. Одной из них является форма капитализма, связанная с отдалением от основных духовных и нравственных основ иудо-христианства. В ее основе лежит подмена производительного инициативного капитализма капитализмом дружеской коррупции и кумовства, капитализмом лживых СМИ и ростовщичеством алчных банкиров, получающих дармовые деньги из воздуха от неподконтрольных никому центральных банков.

Второй опасностью является спонсируемый государством капитализм. Его мы видим в Китае и России. Святой Отец Франциск большую часть жизни боролся с подобным капитализмом. Его родина – Аргентина – является своего рода примером кланового капитализма, где люди, находящиеся у власти, делают миллиардерами своих друзей, либо детей и родственников, где вся страна трудится ради создания богатства для небольшой группы людей во власти.

Третья форма капитализма, опасная для христианской цивилизации, это – экстремальный либертарианский капитализм или капитализм Айн Рэнд – известной американской писательницы родом из России. Я сам во многом разделяю ценности либертарианства. У меня есть много друзей либертарианцев. Я поддерживают тесные отношения с либертарианцами в Англии, Германии и особенно в Соединенных Штатах.

Тем не менее, эта форма капитализма совершенно не соответствует иудо-христианству и просвещенному капитализму. Это – капитализм, где высшей ценностью являются не верующие общины или сообщества, а индивидуальная воля или желание. Возможно, именно поэтому он столь привлекателен для молодого поколения. В конечном счете, либертарианский капитализм это – капитализм личного успеха, без ответственности за детей, стариков, больных и потерявшихся в жизни. Это – жестокий, недуховный эгоистический капитализм, который не соответствует иудо-христианской традиции. ..

Поскольку капиталистическое возрождение с чего-то надо начинать, нам необходимо поставить ограничения на создание и распределение богатства. Это то, что должно быть в сердце каждого христианина, который является сторонником капитализма: «Какова цель всего, что я делаю с этим богатством? Какова цель того, что я делаю с возможностью, которую бог дал нам? Неужели эта возможность дана нам только для покупки бриллиантов, роллс-ройсов и частных островов на Карибах?» Тот, кто так думает, это – не капиталисты, а бандиты. Хотя политически и ментально я далек от таких людей, как У.Баффет, Б.Гейтс, С.Брин и т.п., которые придерживаются ненавистных мне либеральных взглядов, они, в конечном счете, гораздо ближе мне, чем многие соратники по «движению чаепития». Жертвуя состояния на благотворительные проекты, они реализуют христианские цели, так же как это делали капитаны американского капитализма – Рокфеллеры, Вандербильты, Меллоны и т.п., создавшие бесплатные музеи, университеты, больницы и т.п…

Центральная позиция, которая связывает вместе правоцентристское, популистское движение, народников, производственников и производителей, рабочих мужчин и женщин в мире является неприятие, негодование и стремление покончить с теми, кого мы называем партией Давоса. Давосский форум – это не теория заговора, это – жизнь. Я долгое время успешно работал в Голдман Сакс и отлично знаю, что большинству инвестиционных банкиров гораздо ближе их коллеги в Лондоне и Базеле, нежели фермеры в Канзасе и рабочие в Чикаго. Они решили, что представляют собой мировую элиту. Эта элита без всяких выборов овладела миром и продолжает богатеть, когда трудящиеся белые мужчины и женщины скатываются в нищету.

Все эти мегабанки, бухгалтерские и юридические фирмы, инвестиционные бутики, консалтинговые компании, расположенные в Нью-Йорке, Лондоне, Базеле, Токио, Москве и т.п. – это элита элит, которая насильно забрала все выгоды от экономического роста. Но им мало выгоды. Они действуют по принципу: доходы им должно бесплатно предоставить государство, а их убытки должны оплачивать народы. После 2008-2009 гг. ни один банкир в мире не привлечен к уголовной ответственности за кризис. Я понимаю, что приведя своего кандидата в президенты, а я в это верю, нам придется работать с банкирами, бухгалтерами, юристами. Они будут пытаться использовать нас. А мы будем стараться использовать их. Кто окажется сильнее и умнее, тот и победит. Главное за нами – иудо-христианская традиция и наш бог…

Главный враг христианской цивилизации сегодня это – джихадистский ислам. Он угрожает самому существованию иудо-христианского мира. Поэтому мы не должны отказываться от любых союзников. У меня двойственное отношение к Владимиру Путину. По своему мышлению он, скорее всего, – традиционалист в российской его форме, называемой евразийством. Я даже знаю, что у него есть советник, который много сделал, чтобы традиционализм возродился в России. Он публиковал российских традиционалистов, а также книги Генона и Эволы. Я считаю, что Путин придерживается традиционализма и является экономическим националистом. Меня это, безусловно, привлекает. Поэтому же фигура Путина привлекает многих правых католиков и протестантов в Европе, которые не верят брюссельским бюрократам и банкирам из Франкфурта.

Я не оправдываю Владимира Путина в том, что некоторые в его окружении превратились в клептократов. Отчасти это связано с традициями России, отчасти с хищнической природой российского бизнеса, навязанной стране либералами-глобалистами.

При всех разногласиях с такими фигурами, как Путин, необходимо понимать, что главный враг – это радикальный джихадистский ислам. Если оглянуться на долгую историю борьбы иудо-христианского Запада против ислама, то я полагаю, наши предки выполнили долг и сохранили христианскую веру и цивилизацию, в которой мы живем. Сегодня джихадистский ислам бросает не меньший вызов, который христианский мир должен отразить. Победить джихадистский ислам – это наш долг».

Судя по заявлениям избранного президента США, вышеизложенная идея должна стать базовой в его политике. А это означает, что и мир ожидает радикальная перестройка. Именно поэтому мы сегодня видим столь яростное сопротивление американской элиты даже среди республиканцев. Если Трамп даст слабину, дело дойдет и до импичмента.

Если добьется своего, станет, по сути, вторым Рузвельтом, предложившим американскому народу новый общественный договор - New Deal. У Рузвельта, как известно, получилось, и он ограничил аппетиты «старой элиты» и крупных олигархов того времени. Получится ли у Трампа?

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ