информационное агентство

COVID-19: «Чёрный шар в уязвимом мире»

30.04.20      Завтра
COVID-19: «Чёрный шар в уязвимом мире»

Мы уже писали о концепции «чёрного шара в уязвимом мире» известного шведского учёного, создателя Института будущего человечества Оксфордского университета Ника Бострома. Суть её в том, что человечество в своём технологическом развитии может вытащить из «урны для жеребьёвки» чёрный шар (технологию), который способен уничтожить саму цивилизацию, создавшую этот чёрный шар. Трудно было прогнозировать, какая технология станет первым чёрным шаром?

Разведка доложила точно?

27 марта 2020 года - спустя всего один день после того, как США превзошли Китай и стали страной с наибольшим числом случаев заболевания COVID-19, Агентство военной разведки США обновило свою оценку происхождения нового коронавируса.

Newsweek (от 27.04.2020) сообщил про отчёт военной разведки от 27.04.2020, подписанный двумя официальными лицами США, в котором разведка США пересмотрела свою январскую оценку, где она «посчитала, что вспышка, вероятно, произошла естественным образом». Теперь разведчики не исключают возможность того, что новый коронавирус появился «случайно», но из-за «небезопасных» лабораторных практик в китайском городе Ухань, где возбудитель впервые был обнаружен в конце 2019 года. В секретном отчёте под названием «Китай: происхождение вспышки COVID-19 остается неизвестным» исключено, что болезнь была генетически спроектирована или преднамеренно запущена в качестве биологического оружия.

«У нас нет достоверных доказательств того, что SARS-CoV-2 был преднамеренно выпущен или был создан как биологическое оружие», - говорится в отчёте. «Очень маловероятно, что исследователи или правительство Китая намеренно запустило такой опасный вирус, особенно в Китае, без наличия известной и эффективной вакцины». Каждый ученый, опрошенный Newsweek для этой истории, также категорически отвергал идею о намеренном запуске вируса.

Ссылаясь на академическую литературу, документ разведки утверждает, что «окончательный ответ никогда не может быть известен» - относительно того, как болезнь действительно появилась впервые. Представитель разведки США заявил Newsweek, что «разведывательное сообщество коллективно не согласилось ни с одной теорией».

Неустановленный источник

Проследить происхождение нового вируса нелегко. Исследователям из Уханьского института потребовалось более десяти лет, чтобы отследить вирус SARS 2002-2003 гг. в отдаленных пещерах среди летучих мышей в провинции Юньнань. Поэтому неудивительно, что в начале февраля 2020 года Китайская академия военно-медицинских наук "пришла к выводу, что для них было невозможно научно определить, была ли вспышка COVID-19 естественным или случайным образом вызвана лабораторным инцидентом", согласно отчёта разведки.

Первоначальные оценки, проведенные китайским правительством, указали на городской рынок морепродуктов как вероятную причину естественной вспышки SARS-CoV-2, нового коронавируса, вызывающего COVID-19. В первые дни вспышки местные чиновники преуменьшили вероятность передачи вируса от человека к человеку и заставили замолчать врачей, которые говорили о растущей вспышке. Это, возможно, привело к заниженной смертности и числа случаев заболевания COVID-19. Одновременно в самом Китае начала распространяться информация о том, что США намеренно запустили вирус в Ухане.

Министерство иностранных дел Китая заявило журналистам 23 апреля 2020 года, что Всемирная организация здравоохранения «не нашла никаких доказательств того, что вспышка болезни началась в лаборатории в Ухане», и Юань Чжимин, вице-президент Уханьского института вирусологии и президент Уханьского отделения Академии наук Китая, опроверг вывод о преднамеренном неправильном использовании или создании вируса в Ухане как «злонамеренный» и «невозможный».

«Директор Национальной лаборатории в Соединенных Штатах Галвестон дал понять, что наша лаборатория так же хорошо управляется, как лаборатории в Европе и США», - сказал он. «Я думаю, что людям понятно, что такое объединение учёных. Но это злонамеренный шаг, чтобы целенаправленно вводить людей в заблуждение», чтобы думать, что вирус вырвался из [нашей Уханьской] лаборатории». И далее: «У них нет доказательств или логики в поддержку своих обвинений. Они полностью основывают это на своих собственных предположениях».

В отчёте разведки, однако, цитируются данные правительства США и китайских исследователей, которые обнаружили, что около 33 процентов из 41 идентифицированного случая заражения не имели прямых контактов с рынком. Это, наряду с тем, что известно о работе лаборатории в последние несколько лет, вызвало обоснованное подозрение, что пандемия могла быть вызвана ошибкой лаборатории, а не морским рынком.

Что показывают научные и косвенные доказательства

В 2002 году, когда в китайской провинции Гуандун возникла атипичная пневмония, это послужило сигналом тревоги. В течение следующих нескольких десятилетий США, Китай и другие страны вкладывали деньги в усилия по выявлению и каталогизации странных новых патогенных микроорганизмов, обитающих в диких животных, и выяснению степени угрозы, которую они представляют для людей, с целью предотвращения следующей разрушительной пандемии.

Осенью 2019 года коронавирус SARS-CoV-2 появился в центре города Ухань. Вначале китайские чиновники настаивали на том, что вирус SARS-CoV-2, может быть пойман только при непосредственном контакте с животными. Но многие ранние пациенты в Ухани не имели связи с рынками диких животных, а это означало, что вирус уже передавался от человека к человеку. Когда этот факт появился, он поставил под сомнение достоверность информации, поступающей из Китая, но вирус уже готов был стать смертельной пандемией. В первые дни преобладающей теорией происхождения вируса было то, что он, как и атипичная пневмония, возникал у летучих мышей, передавался некоторым другим млекопитающим, таким как ящер панголин, и в конечном итоге попал в популяцию через рынки диких животных.

К марту 2020 года теория дикого вируса все ещё была наиболее вероятным объяснением происхождения SARS-CoV-2, но она стала выглядеть несколько сомнительной. Во-первых, в Уханьском институте вирусологии, расположенном недалеко от рынков животных в центре города Ухань, находится самая большая в мире коллекция коронавирусов диких летучих мышей, включая, по крайней мере, один вирус, похожий на SARS-CoV-2. Более того, учёные Института вирусологии Уханя в течение последних пяти лет занимались так называемыми исследованиями «усиления функции» (GOF), которые призваны усилить определенные свойства вирусов с целью предвидения будущих пандемий. Методы получения функции были использованы для превращения вирусов в человеческие патогены, способные вызвать глобальную пандемию.

Это не секретная программа в подземном военном бункере. Уханьская лаборатория получила финансирование для выполнения этой работы частично в рамках десятилетней международной программы PREDICT стоимостью 200 миллионов долларов США, финансируемой Агентством США по международному развитию и другими странами. Аналогичная работа, частично финансируемая Национальным институтом здравоохранения США, была проведена в десятках лабораторий по всему миру. Некоторые из этих исследований включают в себя нахождение смертоносных вирусов и повышение их способности быстро распространяться среди населения - исследование, которое проводилось при возражениях сотен ученых, которые годами предупреждали о потенциальной возможности программы вызвать пандемию.

За годы, прошедшие после вспышки атипичной пневмонии, в лабораториях по всему миру происходили многочисленные инциденты, связанные со случайным выбросом патогенных микроорганизмов. Сотни нарушений произошли в США, включая выброс сибирской язвы в 2014 году из правительственной лаборатории США. Вирус атипичной пневмонии вырвался из пекинской лаборатории в 2004 году, вызвав четыре инфекции и одну смерть. Случайный выброс не сложен и не требует злого умысла. Все, что нужно, - это чтобы работник лаборатории заболел, пошел домой на ночь и невольно передал вирус другим.

У Уханьского института есть записи о некачественной практике, которая могла привести к случайному высвобождению вируса, о чем сообщалось в телеграмме 19 января 2018 года в посольстве США в Пекине. «Новая лаборатория испытывает серьезную нехватку надлежащим образом подготовленных технических специалистов и исследователей, необходимых для безопасного управления этой лабораторией с высоким уровнем защиты», - говорится в сообщении, опубликованном в тот период в Washington Post.

Безусловно, нет никаких доказательств того, что SARS-Cov-2 был получен из лаборатории Ухани и что вирус является искусственным продуктом разработки. Большинство ученых считают, что, исходя из имеющихся данных, естественное происхождение является наиболее вероятным объяснением. Но они также не исключили возможности искусственного появления вируса. «На данном этапе невозможно точно определить источник вируса, который вызвал пандемию COVID-19», - говорится в заявлении Всемирной организации здравоохранения для Newsweek. «Все имеющиеся данные свидетельствуют о том, что вирус имеет естественное животное происхождение и не является манипулируемым или сконструированным вирусом».

Косвенные доказательства достаточно убедительны, чтобы по-новому взглянуть на то, насколько ученые в своих усилиях по защите населения от угрозы природных патогенных микроорганизмов «перехитрили» сами себя.

Неконтролируемый биотехнологический «беспредел»

Десять лет назад вирусным патогеном в новостях был не коронавирус, а грипп, в частности штамм гриппа H5N1, возникший у птиц и убивший значительную часть инфицированных. На какое-то время вирус попал в заголовки. Затем выяснилось, что почти каждый, кто подхватил вирус птичьего гриппа, получил его непосредственно от работы с птицами. Чтобы вызвать чуму, недостаточно, чтобы вирус был эффективным убийцей. Оно также должно легко передаваться от одного человека другому, качество, называемое передачей.

Примерно в это же время Рон Фушье, учёный из Университета Эразма Роттердамского в Голландии, задавался вопросом, что потребуется для того, чтобы вирус птичьего гриппа превратился в вирус чумы. Этот вопрос был важен для миссии вирусологов в предвидении человеческих пандемий. Если бы H5N1 находился всего в одном или двух шагах от получения человеческой трансмиссивности (заразности, перенесения на других), мир был бы в опасности: передаваемая форма H5N1 могла быстро перерасти в разрушительную пандемию, вызванную гриппом 1918 года, в результате которого погибли десятки миллионов людей.

Чтобы ответить на этот вопрос, ученым придется развести вирус в лаборатории на клеточных культурах и посмотреть, как он мутировал. Но такую ​​работу было трудно выполнить, и из нее трудно сделать выводы. Как бы вы узнали, был ли передан конечный результат?

Ответом, который придумал Фушье, была технология, известная как «проход животных», при которой учёный производил мутацию вируса птичьего гриппа, передавая его через животных, а не через клеточные культуры. Он выбрал хорьков, потому что они были широко известны как хорошие помощники для людей - если вирус может прыгать между хорьками, он также может прыгать между людьми. Фушье заражал одного хорька вирусом птичьего гриппа, ждал, пока он заболеет, и затем удалял образец вируса, который размножался в теле хорька, тампоном. Поскольку вирус размножается в организме, он слегка мутирует, поэтому вирус, который вышел из хорька, немного отличался от того, который попал в него. Затем Фушье начал проигрывать «версию телефона»: он брал вирус у первого хорька и заражал второго, затем брал мутировавший вирус у второго хорька и заражал третьего, и так далее.

Проведя вирус через 10 хорьков, Фушье заметил, что хорёк в соседней клетке заболел, хотя двое других не вступали в контакт друг с другом. Это показало, что вирус передается хорькам и, как следствие, людям. Фушье удалось создать потенциальный пандемический вирус в своей лаборатории. Когда в 2011 году Фушье представил свою работу по исследованию животных в журнале «Наука», чиновники по биобезопасности в Белом доме из окружения Обамы, опасаясь, что опасный патоген может случайно просочиться из лаборатории Фушье, настаивали на моратории на исследования. Фушье выполнял свою работу в лабораториях BSL-2, средней степени защиты, которые предназначены для таких патогенов, как стафилококк, а не в лабораториях BSL-4, которые предназначены для изучения вируса Эбола и аналогичных опасных вирусов. Лаборатории BSL-4 имеют тщательно продуманные системы защиты - они обычно представляют собой отдельные здания со своими системами циркуляции воздуха, воздушными шлюзами и так далее. В ответ Национальный институт здравоохранения объявил мораторий на исследования.

За этим последовали ожесточенные дебаты среди ученых по поводу рисков в сравнении с преимуществами исследований с целью увеличения функциональности. Работа Фушье, пишет эпидемиолог из Гарварда Марк Липсич в журнале Nature в 2015 году, «влечёт за собой уникальный риск того, что лабораторный несчастный случай может вызвать пандемию, убив миллионы людей».

Липсич и 17 других ученых сформировали Кембриджскую оппозиционную Фушье рабочую группу. Они опубликовали заявление, в котором указывалось, что лабораторные несчастные случаи, связанные с оспой, сибирской язвой и птичьим гриппом в США, «ускоряются и происходят в среднем более двух раз в неделю».

«Создание лабораториями высоко трансмиссивных, новых штаммов опасных вирусов ... создает значительно повышенные риски», - говорится в заявлении. «Случайное заражение в таких условиях может вызвать вспышки, которые будет трудно или невозможно контролировать. Исторически, новые штаммы гриппа, как только они распространяются среди людей, заражают четверть или более населения мира в течение двух лет». Более 200 учёных в итоге поддержали эту позицию.

Сторонники исследований с целью увеличения функциональности были такими же страстными. «Нам нужны эксперименты GOF, - писал Fouchier in Nature, - чтобы продемонстрировать причинно-следственную связь между генами или мутациями и конкретными биологическими признаками патогенов. GOF-подходы абсолютно необходимы в исследованиях инфекционных заболеваний».

В конце концов, NIH перешли на сторону Фушье и его сторонников. Учёные посчитали, что исследования с усилением функции стоят того риска, который он влечет за собой, потому что эти исследования позволяют ученым готовить противовирусные препараты, которые могут быть полезны, если возникнет пандемия.

К тому времени, когда NIH отменил мораторий, в 2017 году он предоставил десятки разрешений на подобные исследования. Программа PREDICT, начатая в 2009 году, потратила 200 миллионов долларов за 10 лет, направляя вирусологов по всему миру для поиска новых вирусов и исследования их эффективности. Финансирование программы закончилось в 2018 году и не была возобновлена по решению Трампа. За это администрация Трампа вызвала шквал критики со стороны СМИ и научной общественности. Под таким «общественным» давлением администрация Трампа уступила и предоставила шестимесячное продление. К тому моменту, когда произошла пандемия COVID - 19, эксперименты по заражению животных стали обычным явлением. Учёные во многих из более чем 30 лабораторий BSL-4 по всему миру использовали их, чтобы усилить трансмиссивность (заразность) патогенов дыхательных путей.

Помогла ли эта работа во время нынешней пандемии? В недавней статье в Lancet Колин Карлсон, эксперт по новым инфекционным заболеваниям в Джорджтаунском университете, утверждал, что работа, финансируемая PREDICT, помогла вирусологам быстро изолировать и классифицировать вирус SARS-CoV-2, когда он появился. Тем не менее, исследование «могло бы быть лучше подготовлено для общего воздействия». Хотя программа обнаружила сотни новых вирусов, учёным практически невозможно оценить их риск для человека. Единственный способ сказать это - «наблюдать за заражением человека».

Ричард Эбрайт, эксперт по инфекционным заболеваниям в Rutgers, выразил это более прямо. «Программа PREDICT не дала никаких результатов - абсолютно никаких результатов, - которые могли бы быть использованы для предотвращения или борьбы со вспышками эпидемий. Этот проект не дал информации, которая каким-либо образом способствовала бы устранению вспышки пандемии. Программа не предоставила информацию, полезную для разработки противовирусных препаратов. Она не предоставила информацию, полезную для разработки вакцин» (она дала только то, из – за чего весь мир сидит на самоизоляции и карантине – В.О.).

Роль Китая в оценках американской разведки

Уханьский институт вирусологии является одной из многих лабораторий, получающих финансирование PREDICT. Ши Чжэн-Ли, вирусолог, известная как «летучая мышь» за работу своей группы по сбору сотен коронавирусов, и ее сотрудники в Институте исследовали те же самые пещеры летучих мышей, которые, как считается, породили оригинальный вирус атипичной пневмонии в 2002 году. Ученые проникали в отдаленные пещеры, смазывая анусы летучих мышей и собирая их экскременты. Вернувшись в лабораторию, они культивировали обнаруженные вирусы, определяли их геномные последовательности и попытались определить, как они заражают клетки и животных в лаборатории.

В 2015 году Институт приступил к осуществлению программы исследований в области усиления функции коронавирусов летучих мышей. Она включала в себя отбор отдельных штаммов и стремление повысить способность этих вирусов передаваться от одного человека к другому. Исследование усиления функции шло рука об руку с проектом наблюдения. Поскольку ученые определили новые классы вирусов летучей мыши, которые обладают способностью заражать клетки человека, возник вопрос о том, какие изменения должны произойти в природе, чтобы этот вирус передавался людям, что представляло бы угрозу пандемии. В 2015 году Уханьская лаборатория выполнила эксперимент с усилением функции с использованием генной инженерии «вырезать и вставить», в которой учёные берут природный вирус и напрямую вносят замены в его кодирование РНК, чтобы сделать его более передаваемым. Они взяли кусочек оригинального вируса SARS и вставили фрагмент от коронавируса SARS-подобной летучей мыши, в результате чего появился вирус, способный заражать клетки человека. Естественный вирус, измененный этими методами, будет легко помечен в генетическом анализе.

Вирус, произведённый с помощью методов прохождения животных, будет намного сложнее обнаружить. Этими вирусами напрямую не манипулируют. Когда вирус переходит от одного животного к другому, он подвергается чему-то похожему на то, что произошло бы в дикой природе в ходе его эволюции. Дикий коронавирус, прошедший через 10 хорьков, было бы трудно идентифицировать как созданный или подвергшийся манипуляциям.

В Уханьском институте не опубликовано ни одной записи о прохождении животных на коронавирусах. Первая лаборатория BSL-4 заработала в 2018 году. В настоящее время считается, что она соответствует требованиям для такого рода работы (хотя некоторые работы выполняются в лабораториях с меньшим уровнем закрытости BSL-3). Американская разведка считает, что исследователи начали работу по переносу животных в лаборатории BSL-4, но не успели вовремя опубликовать их до нынешней пандемии, когда Китай ужесточил контроль за публикациями. Возможно, что работа была сделана в тайне. Вполне возможно, что этого никогда не было вообще. Но некоторые ученые считают маловероятным, чтобы защищённая лаборатория BSL-4 не проводила бы исследований по заражению животных.

Отслеживание происхождения

Чтобы выяснить, откуда появился SARS-CoV-2, Кристиан Андерсен из Scripps Research и его коллеги провели генетический анализ: они опубликовали работу, которая широко цитировалась, 17 марта 2020 года в журнале Nature Medicine. Исследователи сосредоточились на определенных генетических особенностях вируса для характерных признаков «манипуляции».

Одной из особенностей был всплеск белка, который вирус использует для столь эффективного прикрепления к рецепторам ACE2 человеческого организма, молекулярная особенность клеток в наших легких и других органах. Авторы пришли к выводу, что всплеск SARS-Cov-2 отличается от исходного вируса SARS тем, что он «скорее всего является продуктом естественного отбора», другими словами, естественным, не созданным в лаборатории.

Однако рассуждения газеты о том, почему, в частности, могут быть исключены целенаправленные заражения животных, не ясны. «Теоретически, возможно, что SARS-CoV-2 приобрел мутации во время адаптации к посеву в культуре клеток», пишут авторы. Теория о том, что вирус мутировал в хозяевах млекопитающих, таких как ящеры, «даёт гораздо более сильное ... объяснение». Независимо от того, включает ли это заражение животных в лаборатории.

Эбрайт Рутгер, давний противник исследования функциональных возможностей, говорит, что анализ Андерсена не исключает использования животных как источника SARS-CoV-2. «Рассуждения необоснованны», - написал он в электронном письме Newsweek. «Они одобряют возможность» того, что вирус мутировал в организме животного, такого как ящеры», но одновременно они не одобряют возможность того, что вирус мутировал в экспериментах с животными». Поскольку две возможности идентичны, нельзя логически отдать предпочтение одному и отказать другому.

Джонатан Эйзен, биолог-эволюционист из Калифорнийского университета в Дэвисе, говорит, что перевес доказательств, хотя и не является окончательным, предполагает, что вирус пришел из природы, а не из лаборатории. «Там нет никаких намеков на то, что есть что-то неестественное, то есть генетически спроектированное», - говорит он. Но в результатах есть «простор для маневра», который допускает возможность того, что вирус был создан в лаборатории через иследования животных. «Побег из лаборатории трудно проверить», - говорит он. «Если бы [исследователи из Ухани] собрали что-то с поля, и они проводили с ним какие-то эксперименты в лаборатории, и какой-то человек заразился, а потом он распространился оттуда, это было бы действительно трудно отличить от того, что распространялось непосредственно в поле».

У Института в Ухане есть вирус RATG13, который, как считается, наиболее похож на SARS-CoV-2 из всех известных вирусов - на эти два приходится 96 процентов их генетического материала. Этот четырехпроцентный разрыв по-прежнему будет огромным разрывом для исследований животных, говорит Ральф Барич, вирусолог из Университета Северной Каролины, который сотрудничал с Ши Чжэн-Ли в исследовании усиления функции в 2015 году. «Единственный способ решить эту проблему, - говорит Барич, - это прозрачность и открытая наука, и в ней нужно провести реальное расследование. Я не думаю, что китайцы это допустят. Я не знаю, что будет делать любая страна в этой ситуация».

P.S. Newsweek опубликовал и прокомментировал версию американской разведки. У Китая есть свои версии, которые зеркально возлагают вину на лаборатории, находящиеся в США. В конце концов, никто не обвиняет никого в злонамеренности. Но разве это снижает угрозу, нависшую над человечеством.

После победы над этой пандемией, кто достанет следующий чёрный шар? И что с этим делать? И сколько раз нам предстоит ещё во всемирном масштабе жить при самоизоляции и карантине? Есть ли вообще на данный момент у человечества средства поймать за руку какого – ни будь безумного или обиженного на весь мир профессора? Или просто небрежного человека? И не дать никому из них заразить человечество новым вирусом?

Пока ответов на эти вопросы нет.

Елена Ларина, Владимир Овчинский

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ