информационное агентство

Белоруссия, беременная укро-майданом: два отличия

05.08.20      Владимир Скачко
Белоруссия, беременная укро-майданом: два отличия

Набирающий обороты скандал вокруг 33 россиян, арестованных в Минске и обвинённых в подготовке беспорядков после президентских выборов в этой стране 9 августа 2020 года, свидетельствует: Белоруссия «беременна» даже не самим украинским майданом, а страхом перед ним.

Причём боятся и в Минске, и в Москве. А в Киеве думают, как бы воспользоваться этой ситуацией, прислужить западным кураторам-хозяевам и вбить клинья между Россией и Белоруссией, что является давней мечтой коллективного Запада. Украина уже потребовала выдать ей часть арестованных, чтобы судить их за «войну в Донбассе». В Киеве надеются, что если президент Белоруссии Александр Лукашенко это сделает, то выдача россиян на расправу киевскому режиму и станет точкой невозврата в отношениях между Минском и Москвой. В частности, в построении некоего союзного российско-белорусского государства. За это Киеву полагается «премия» и дополнительные «печенюшки», которые там успешно и разворуют, пока президент Украины Владимир Зеленский на радостях будет наяривать гениталиями на рояле. «Мальчик Зе» такой тупой и геополитически неопытный, что даже не понимает: если полыхнёт в Белоруссии, то акции его страны в плане нужности Западу падут ещё ниже, ибо западное «вспомоществование» пойдёт белорусским «демократам».

Такие вот дела за несколько дней до выборов и до возможного майдана в Белоруссии, где для него реально есть все стартовые условия. Вброшены огромные средства во взращивание так называемой «мягкой силы» в лице тамошних прозападных грантоедов (аналогов украинских соросят). Отравлены местным национализмом и русофобией мозги значительной части молодёжи, получившей бесплатное образование в Польше и других странах ЕС. Сделаны шаги по нарочитой «белоруссизации» общей гуманитарной сферы жизни граждан страны. Подготовлены к пропаганде протестов и обвинений властей в «недемократичности» блогосфера и соцсети. Оказана посильная материальная и теоретическая помощь так называемым оппозиционным кандидатам. Организована протестная сеть не только в Минске, но и по другим городам республики. Создан пропагандистско-агитационный симулякр фальсификаций, которые якобы обязательно будут на выборах (известный мем «Саша 3%», типа объясняющий, что за Лукашенко готовы голосовать только 3% белорусов, а всё остальное ему припишут фальсификаторы от власти). Наконец, набраны и натренированы в спецлагерях боевики, готовые совершать госпереворот на немирной стадии майдана.

Всё это есть и уже даже показало свои возможности в виде многотысячных митингов в поддержку противников Лукашенко. Есть и главное сходство со всеми майданами и «цветными революциями», которые под западным руководством где-либо — от Югославии и до Грузии, Украины, Киргизии и даже Узбекистана — организовывались — якобы «защита демократии и народного волеизъявления от фальсификаторов», которые-де «крадут наши голоса на выборах». Но майдан в Белоруссии, если и состоится, то всё равно закончится пшиком. Потому что в Белоруссии очевидны две главные причины его невозможности и несостоятельности.

Во-первых, сам Лукашенко — не тот лидер, которого можно вот так отстранить от власти усилиями даже нескольких десятков тысяч политических гастарбайтеров, подготовленных и нанятых «для кипеша» за пределами Белоруссии. В отличие от Слободана Милошевича в Югославии, Эдуарда Шеварднадзе в Грузии, Аскара Акаева и Курманбека Бакиева в Киргизии, Виктора Януковича на Украине, спасовавших перед мятежниками, лидер Белоруссии:

— крепко держит бразды правления и достаточно решителен, жесток и безжалостен к распоясавшимся и выходящим за рамки закона политоппонентам и не боится применять силу к ним. В любом виде — от разгона демонстраций до арестов, дискредитации, разоблачений и посадок особо, с его точки зрения, буйных. Лукашенко, как президент Ислам Каримов в своё время в Узбекистане, готовь пресечь свою андижанскую «цветную революцию». К тому же у него есть подобный опыт: в 2006 году он уже подавил свою 5-дневную «васильковую революцию», которая тоже началась с протестов против фальсификации на его третьих президентских выборах;

— с арестом россиян всем показал, что сам, лично, своими силами, а не с чужой помощью готов защищать свою власть, чтобы потом не быть дополнительно благодарным за сохранённое кресло. А ведь, по мнению многих, россияне под Минском могли появиться там, чтобы не провоцировать беспорядки, а наоборот — защитить от них власть «батьки». А ему это не нужно, так как влечёт за собой новые «обязательства благодарности»;

— достаточно гибок в варьировании избранным курсом развития страны, им самым уже названным «многовекторностью». Лукашенко довольно долго, часто и успешно шатается от демонстративной русофилии к такой же русофобии. Это и позволяет ему как бы стричь купоны с обеих сторон — жить на российские преференции и выбивать их увеличение шантажом возможного «ухода на Запад», а на Западе избавляться от имиджа «последнего диктатора Европ» и выбивать кой-какие визовые и прочие послабления для белорусов. США, например, ему даже пообещали свою нефть взамен российской;

— отлично понимает, что любой длительный и необратимый перегиб в ту или иную сторону в такой «многовекторности» может стоить ему власти: снесут либо те, либо другие. И потому «батька» вертится: по очереди то принимает у себя госсекретаря США Майка Помпео, готовится открыть посольство этой страны в Минске и клянётся в верности «западным ценностям», то потом едет к российскому коллеге Владимиру Путину и заверят его, что не видит альтернативы «союзному государству России и Белоруссии». Сейчас «батька» тоже громко и публично грозит России за её «боевиков» неприятностями «аж до Владивостока». Но практически ни у кого нет сомнений, что это политическая игра: такой русофобией перед выборами Лукашенко хочет спутать карты части реально русофобского и грантоедского прозападного электората. А после своей победы опять полезет целоваться с «матушкой-Россией»;

— своей политикой Лукашенко обеспечивает более-менее приличный уровень жизни белорусов, и это главное. Лукашенко всегда может приводить в пример те страны, особенно Украину, где «майданы за демократию» абстрактную привели к вполне конкретному обнищанию людей и упадку стран вплоть до полной деградации с угрозой реальной аннигиляции на карте мира. И белорусы в массе своей это понимают. И в этом понимании — «от добра добра не ищут» — реальная сила Лукашенко. И залог его несменяемости.

Во-вторых, уже не та сегодня Россия, значительная часть элиты которой начинает понимать пагубность своего прежнего тупого, потому что высокомерного лозунга-подхода в отношении бывших постсоветских республик «да куда они от нас денутся». Россия довольно долго уповала на свои богатые несметные ресурсы и тупо была уверена, что раз она покупает своими подачками элиты новых государств в постсоветских странах, то те будут хранить верность Москве. Так и было, пока все вокруг России на разжирели на её подачках и окрепли. А потом они «нажрались» от пуза, и им захотелось «чего-нибудь эдакого» — западного и демократического. И случилось то, что случилось в Молдавии, Грузии и особенно на Украине, где все олигархи, ставшие первыми предателями России, «поднялись» в списке «Форбс», благодаря российским нефти, газу и возможности торговать на рынке огромнейшей соседки.

Россия сегодня медленно, но неотвратимо, кажется, начинает понимать важность работы с простыми людьми и потому заговорила и о своей «мягкой силе» на постсоветском пространстве. И о создании нового имиджа России — не только щедрого, но бездумного кошелька, но и инициатора новых смыслов и новых прорывных идей. Например, хранителя консервативных нравственных ценностей и традиционной морали в стремительно разрушающемся и деградирующем мире. Россия начинает понимать, что в странах, её окружающих, нужен не узкий круг «профессиональных русских», сидящих на зарплате у России, а широкая сеть своих грантоедов и активистов, с младых ногтей и сознательно убеждённых в важности и полезности «русского мира». Для перспектив собственного карьерного роста и процветания собственных государств.

Наконец, Россия не может потерять Белоруссию геополитически. Лукашенко абсолютно прав, когда утверждает, сознательно спекулирует и даже шантажирует Москву, что «Белоруссия — единственный союзник России» на западном направлении. Это чистая правда: слишком много нужного для России находится именно в Белоруссии. И в экономическом, в геополитическом, и — это главное! — в военно-стратегическом плане. С уходом Белоруссии на Запад русофобский и агрессивный санитарный кордон вокруг России будет фактически оформлен.

Потому-то, не исключено, Россия и готова любыми способами защищать оставление Лукашенко у власти, подстраховать его. И странные россияне без оружия, но с презервативами большого размера возле Минска — не такая уж случайность или недоразумение. «Батька Лука» — чудной, надоевший, изменчиво-импульсивный, но, в принципе, знакомый за 26 лет при власти и предсказуемый в своей расшифрованной выше «многовекторности». И Москве с ним легче вести диалог и впредь, ещё 5 лет, раз не получилось подготовить и максимально «раскрутить» ему свою, а не западную альтернативу.

Так что 10 августа в Минске и других городах Белоруссии, если и побузят малёха, то в конечном итоге, скорее всего, всё будет хорошо. И Лукашенко отпразднует свою победу. Но определённый риск для него всё же есть. Он не только в антилукашенковских западных потугах или неумении России работать с партнёром. Называется это «усталость народа от человека при власти». Существует такая легенда про мудрого правителя и великого полководца древнегреческих Афин Аристида (530—467 годы до н. э.), сделавшего для города и горожан много хорошего, но всё равно подвергнутого остракизму (изгнанию путём написания имени неугодного на черепках). Так вот говорят, что когда афиняне надписывали черепки, какой-то неграмотный крестьянин протянул свой Аристиду, первому, кто попался ему навстречу, и попросил написать имя «Аристид». Тот удивился и спросил, не обидел ли его каким-нибудь образом Аристид. «Нет, — ответил крестьянин, — я даже не знаю этого человека», но мне надоело слышать на каждом шагу «Справедливый» да «Справедливый»!». Аристид ничего не ответил, написал своё имя и вернул черепок. И был изгнан!

Выборы — не остракизм, конечно, но судьбы правителей-долгожителей во время недавней «арабской весны» 2010—2011 годов показывают, что всё возможно, когда лидер правит долго и надоел. Доказано в Египте (президент Хосни Мубарак правил 30 лет), Тунисе (Зин аль-Абидин Бен Али — 24 года), Ливии (Муаммар аль-Каддафи — 42 года). А Лукашенко — президент Белоруссии с 1994 года. И не зря же президент России Владимир Путин всячески модернизирует, видоизменяет и разнообразит свою власть.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ