a
информационное агентство

Акт кривосудия-2: по-андрушевски

21.04.17      Владимир Скачко
Акт кривосудия-2: по-андрушевски

..На провинциальную Андрушевку, небольшой городок-райцентр Житомирской области, трудно сегодня смотреть без сожаления и наворачивающихся слез. Городок медленно, но неотвратимо вымирает и умирает. Как, впрочем, и вся Украина. С 1989 года до 2016-го население Андрушевки сократилось с 12,8 тыс. до 8,8 тыс. человек. На ладан, как говорится, дышат, по сути, градообразующие заводы по производству спирта и сахара, маслосырзавод...

...А завод по производству сахара в Андрушевке, между прочим, был открыт еще в 1848 году, вообще первый в Житомирской области. А потом его купила, расширила и укрепила сахарная империя Терещенко. Потом жировала на житомирских сахаропроизводителях, загнобленных путинским колониализмом, «совдепия». Зато теперь свобода! Если верить сайту завода, сегодня на нем работают 7 человек: судя по всему, директор и главбух с ребятами. И тлен разрушения в Андрушевке на всем, что попадается на глаза. В лучшем случае, обновляются или подкрашиваются вывески на административных зданиях. Как на местном райсуде – большими, под золото, буквами – «Будынок (дом) правосудия».

Но как раз правосудием там и не пахнет. Вообще. Там выполняют «задачу партии и правительства» — нынешней украинской власти, которая «заказала» суровый, но справедливый (то есть с обвинительным актом обязательно) суд над «ворогамы дэржавы и нацийи» — журналистом Дмитрием Васильцом и его коллегой Евгением Тимониным. Им обоим вменяется статья 258-3 Уголовного кодекса Украины «Создание террористической группы или террористической организации». Она гласит:

«1. Создание террористической группы или террористической организации, руководство такой группой или организацией или участие в ней, а так же организационное или другое содействие созданию или деятельности террористической группы или террористической организации — наказываются лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с конфискацией имущества или без таковой.

2. Освобождается от уголовной ответственности за деяния, предусмотренное частью первой настоящей статьи, лицо, кроме организатора и руководителя террористической группы или террористической организации, которое добровольно сообщило в правоохранительный орган о соответствующей террористической деятельности, способствовало ее прекращению или раскрытию преступлений, совершенных в связи с созданием или деятельностью такой группы или организации, если в его действиях нет состава другого преступления».

Конкретнее Васильца и Тимонина обвиняют в «информационном содействии» терроризму. А Тимонину еще «шьют» и «разжигание межнациональной вражды», а также оскорбление украинского народа» (статья 161 УК Украины). За то, что он людей, который совершили госпереворотм 22 февраля 2014 года, называл в своей соцсети и переписке по телефону, «майдаунами». Тимонин ни разу и нигде не написал, что «майдауны» - это украинцы, трипольские укры или смерековые арийцы. По крайней мере, оперативники и следователи этого нигде не обнаружили. Но «дело шьют». На майдаунах, видимо, как и на ворах, шапка горит. Или «осэлэдэць козацькый» (хохол на темечке) перхотью покрывается...

Но, как говорится, не суть. Суд в Андрушевке – это уже третий по счету (после, собственно, Житомира и Бердичева Житомирской области), который должен выполнить заказ патриотов. Предыдущие два суда не смогли засадить на 15 лет двух человек, которые «посмели» не признать то, «за шо стояв майдан». То судьи отказывались судить по своим причинам, то судей вообще не хватало, то им отвод адвокаты организовывали за откровенную заангажированность и судейскую необъективность, то автозаки не могли привезти подсудимых в зал суда несколько раз (типа ломались). И вот теперь решили судить в забитой Андрушевке, где, как нам сказали по секрету, на район вообще четыре судьи, и они очень дорожат за своим кресла и мантии – судебная же реформа в Украине «на мази», могут же «вычистить» запросто...

Суть первого судебного заседания в Андрушевке сводилась к тому, принимать или не принимать обвинительный акт с последующим судебным разбирательством и содержать ли Васильца и Тимонина под стражей или же п можно выпустить под залог под домашний арест (срок содержания под стражей подсудимых должен был закончиться 12 мая 2017 года). Стороны (прокурор и адвокат) обменялись мнениями. Обвинение традиционно и заучено настаивало, что Василец и Тимонин «информационно содействовали терроризму» в лице самопровозглашенной ДНР и канала «НовороссияТВ», когда летом еще 2014 года побывали в Донбассе. За это им следует «впаять» — показательно и назидательно — по «пятнашке на нос», уверена сторона обвинения.

Адвокат настаивала на том, что юридически не существует даже такого понятия «информационное содействие» (по-украински – «спрыяння»). Более того, в то время, когда подсудимые были в Донбассе, еще не было ни ДНР, ни «НовороссииТВ», они появились позже. А следовательно, по мнению стороны защиты, обвинительный акт принимать к рассмотрению в суде не стоит — как надуманный и юридически ничтожный, противоречащий украинским законам и Конституции. А записи в соцсетях вообще не являются СМИ, а лишь коммуникационным средством, деятельность которого вообще слабо урегулирована юридически, а значит, шить дела по записям в соцсетях – это вообще произвол и беспредел.

Немного больше ясности в дело внес сам Василец, который обратил внимание, к примеру, на то, что следователи не только не учли отсутствие «террористов», которым якобы «информационно спрыялы» подсудимые, но даже не доказали, что у них (у подсудимых) есть достаточная квалификация, чтобы «спрыять». К тому же, Василец обратил внимание, что он был в Донбассе как журналист своего собственного новостного сайта «Правильное ТВ» и «17 канала». И собирал там всего-навсего информацию, чтобы освещать происходящее в шахтерском крае. По мнению Васильца, обвинительный акт – «это бред, набор предположений, а не фактов».

А потом Дмитрий сказал то, за что его, собственно, и судят. Он обвинил Украину в лице ее СБУ в выполнении политического заказа, в расправе и репрессиях над теми, кто пытается говорить правду о происходящем в стране. На то все и похоже. Арестовали Васильца и Тимонина только в ноябре 2015 года, когда Дмитрий позволил себе в центре Киева на большом экране продемонстрировать ролик журналиста Анатолия Шария, который разоблачал фальсификации и откровенную ложь телеканала «1+1», который, как известно, принадлежит «знамени украинской жидобандеровщины» — олигарху Игорю Коломойскому. «Главный жидобандеровец» страны тогда, как известно, хотел обменять свою лояльность к власти на ее, власти, невмешательство в его бизнес. У Бени ни фига не получилось, его и сейчас еще «раздевают и разувают», чтобы обобрать до нитки. Но канал «плюсы» тогда трусливо и обиженно пожаловался на Васильца, и того «закрыли». Вместе с Тимониным. И уже маринуют в житомирском СИЗО без малого 17 месяцев. Подальше от Киева. И глаз тех, кто из всевозможных борцов-грантоедов должен был бы бороться за преследования журналистов и зажим свободы слова. Грантоеды и не делают ничего: нет человека и «американских денег» за борьбу за него – нет и борьбы...

Чем неугодны власти подсудимые? Да тем, что Василец вполне официально создал общественное движение «Медиа-люстрация», которое начало открыто развенчивать ложь, передергивания, пропаганду, манипуляции и спекуляции, которые допускают в своей работе украинские СМИ, которые «легли» под власть и соревнуются, кто больше, глубже и нежнее лизнет этот постпереворотный режим. За печенюшку лизнет, разумеется. Более того, Василец стал первым зампредседателя общественного совета при Министерстве информационной политики (в простонародье «Минстець»), которым рулит кум самого президента Петра Порошенко Юрий Стець. Хотели Васильца приручить, а он не приручился. Более того, на «17 канале» начал вести программу «Музей информационной войны», в которой разоблачал ложь укроСМИ. И учредил премию имени Йозефа Геббельса – за особые по лживости, льстивости и служению власти образчики агитации и пропаганды вместо информирования. И вручил ее одной из первых ведущей «ТСН» на «1+1», которая почти испытывала оргазм прямо в прямом эфире, разоблачая «ворогив» и вылизывая режим и лично президента Порошенко. А демонстрация ролика Шария – это было уже «вишенкой на торте» властного и журналистско-лизоблюдского негодования...

Короче, боятся они правды, корчатся, как червяки и мокрицы, под ее лучами. А значит, ату правдолюбцев, ату. Особенно если эти правдолюбцы еще и не хотят смириться в тюрьме. Их гнут, а они не гнутся. Запугивают, а они не боятся. Их морят голодом и болезнями (Тимонин дважды совершал попытку самоубийства в СИЗО, у него болят зубы, но их не лечат, а просто рвут и уже вырвали пять (!!!) зубов), а они живут. И не сдаются! Более того – открыто говорят, кто заказчик их «дела» (власть и СБУ) и за что их «заказали» (за правду). Когда наблюдаешь за ходом этого «дела», трудно отделаться от мысли, что ребят «прессуют» и репрессируют именно за смелость и нежелание покориться. Режим и его служаки, похоже, вообще не готовы к тому, что такие люди еще есть в Украине. У них самих таких не делают, им служат такие, которым только не заплати – сразу предадут либо с руками выгрызут «свое». А туту – правду подавай. Я даже живо представляю, как сидят такие себе «мини-минстець», продажный журналюга на «1+1» или спецслужбист и размышляют: ну, ни фига себе, они не сдаются, мы бы тоже хотели так, но страшно, плюс место у корытца отберут, поэтому замочить, замордовать, сломать их любой ценой. И ломают! Трудно отделаться от мысли, что в деле Васильца-Тимонина много личного от подлецов и патентованных лакеев, которые завидуют свободным людям, а потому и хотят их наказать. А может, и президенту докладывают, что, мол, «не ломаются сволочи». А он, бедолага, бухнет по привычке и все недоумевает в полухмелю и страхе: как так, все ломаются, а эти нет?..

Короче, все закончилось так, что и могло не начинаться, ибо заранее все было известно. Судьи ушли на несколько часов «посовещаться». Вернулись и зачитали: обвинительный акт прокуратуры взять к рассмотрению, следующее заедание суда назначить на 28 апреля сего года, а подсудимым продлить содержание под стражей еще на 60 дней, до 16 июня 2017-го. Чтобы не убежали и не смогли влиять на свидетелей – такая мотивация-«отмазка». Но и она была сделана наспех, с нарушением процедуры. Во-первых, не истек срок предыдущего судебного решения о содержании под стражей – до 12 мая сего года. Во-вторых, Андрушевский суд ОТКЛОНИЛ «клопотання» (ходатайство, просьбу) адвокатов об изменении меры пресечения до того, как сторона защиты это «КЛОПОТАННЯ» ЗАЧИТАЛА. Адвокат НЕ УСПЕЛА его ЗАЧИТАТЬ, судьи впопыхах ей просто не дали это сделать, видать, куда-то так торопились, что и процедуру похерили. Знают, наверное, что «отмажут кураторы», если что...

А вершиной этого «кривосудия по-андрушевски» вполне можно считать то, что после окончания заседания суда региональный представитель уполномоченного по правам человек в Житомирской области подождал прокурора и вместе с ним на своей машине... уехал в Житомир. То есть чиновник, обязанный по должности защищать права подсудимых, отстаивающих основу демократии – свободу слова, сработал как таксист... у стороны обвинения, от которой подсудимых и надо защищать. Красота и символ в одном флаконе! Вот она смычка-случка власти и «защиты прав человека» по-постмайданному, «за цэ й стояв майдан»...

Мы с Русланом Коцабой, который не себе испытал все эти «прелести», а теперь из чувства солидарности приехал поддержать узников совести, только молча наблюдали, как подсудимых вывели и затолкали в тесный «воронок». Сидеть и трястись там по местным дорогам пару часов – это и есть те пытки, которые типа запрещены и в Украине. Но никто в Андрушевке на это даже внимания не обратил. Все тут заняты выживанием, которому информация о нарушениях прав человека никак не поможет. И по телевидению об этом не скажут, потому что работают только украинские каналы, для которых «Василец и Тимонин» — «ворогы» и «вата». И Интернет тут широко «не ходит». «Это дно?» — выясняли мы. Но сошлись на том, что этот «поддон» под расколотым, запуганным, разобщенным украинским обществом. Дно наступит, когда вымирание зайдет в каждый дом. Судя по Андрушевке, ждать осталось недолго...

...А в местном огромном баре, в котором есть все (много столов, бильярд, танцпол, мощная аппаратура, даже шест для стриптиза) мы обнаружили единственную местную достопримечательность – коктейль «Слава Украине»: рюмка с апельсиновым (желтым) соком снизу пополам с ликером «Блю Кюрасао» (голубым) сверху. Мы, разумеется, попробовали. За Украину и людей в ней. Не полегчало...

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ