информационное агентство

2019-й: все, что вы хотели знать, но боялись спросить-2. Европа

18.01.19      Галина Акимова
2019-й: все, что вы хотели знать, но боялись спросить-2. Европа

В предыдущей части нашего повествования мы рассказали, какие глобальные неприятности могут произойти в 2019 году. В частности, возможен ли финансовый кризис в США и смогут ли Вашингтон с Пекином заключить соглашение по торговле до 1 марта.

Теперь самое время поговорить о завершении Brexit в Англии, «желтых жилетах» во Франции и окончании эпохи Меркель в Германии. Все это достаточно интересно, хотя, на первый взгляд, и не касается Украины.

Начнем с Brexit – самой актуальной европейской темы последних дней. Провал голосования 15 января за так называемую сделку с Евросоюзом чуть было не отправил вчера в отставку правительство Терезы Мэй.

Отбившись от вотума недоверия, премьер-министр заявила, что не будет продлевать срок действия статьи 50 Лиссабонского договора, которая определяет сроки выхода страны из Евросоюза. Таким образом “экзит” (Brexit – это от английских слов Britain – Британия и Exit – выход) и дальше запланирован на 30 марта 2019 года.

Наблюдатели заговорили о двух сценариях развития событий. Первый – Британия выйдет из ЕС без соглашения с Брюсселем. Второй – Британия откажется от Brexit и "развода" не будет. Но обо всем этом по порядку.

Новость о том, что 51,9% англичан, проголосовавших на референдуме 23 июня 2016 года, высказались против продолжения членства в ЕС, стала шоком для всего мира. Хотя бы потому, что это был не первый референдум на эту тему, но всякий раз британцы поддерживали сохранение Евросоюза. Реакция фондовых бирж проявилась резким снижением индексов, а британский фунт упал с 1,5 до 1,32 по отношению к доллару.

Впрочем, решение жителей королевства выглядит спонтанным только на первый взгляд. Англичане давно и прочно недолюбливали ЕС. Еще в 1957 году Великобритания не пожелала присоединяться к Римскому договору, который заложил основу Европейского экономического сообщества (ЕЭС), “родителя” ЕС. Присоединение к организации 1 января 1973 года, во время правления консервативного правительства Эдварда Хита, многие называют ситуативной ошибкой. И уже начиная с 1974 года, пошли разговоры о референдуме по вопросу участия в ЕЭС или на каких условиях.

Несколько предыдущих референдумов прошли безрезультатно. Пока очередной премьер-министр Дэвид Кэмерон не заявил, что надо попробовать снова. Судя по всему, он не рассчитывал на позитивный исход и так испугался успеха своего мероприятия, что тут же свалил в отставку. Как истинный джентльмен, уступил место даме – Терезе Мэй со словами: “Если жители Соединенного Королевства приняли решение пойти по другому пути, стране необходимо свежее руководство”.

Мэй не выглядела особо свежей и тем более счастливой от ситуации, в которую она попала. Но у нее не было выхода, пришлось браться за управление островом – “Титаником” наших дней, натолкнувшимся на айсберг последствий своего собственного решения.

Аналитические центры типа Open Europe прогнозировали огромное падение ВВП в ближайшие годы – до 7,7 %, утрату Лондоном статуса финансового центра Европы, массовый отток бизнеса и бюрократических структур на континент (в частности, Лондон покинули Евратом, Европейское банковское управление, Европейское агентство лекарственных средств, авиакомпания EasyJet, корпорация Panasonic и многие другие).

Мэй начала торговаться с соседями и Евросоюзом, пытаясь свести экономические последствия для Великобритании к наименее значительным потерям. Кроме того, ей нужно было защитить права британцев работать и путешествовать по ЕС как раньше. Успокоить работающее население, напуганное слухами о снижении доходов. И убедить пенсионеров, что они будут защищены от предстоящих изменений более эффективно, чем в ЕС.

К тому же возникла масса правовых проблем, связанных с выходом из законодательства ЕС, урегулированием контрактных обязательств и спорными вопросами. Не говоря уже о судебной практике.

Сложно сказать, насколько “железная леди” Мэй справилась со всеми этими задачами. Особенно учитывая негативное голосование 15 января. Ее оппоненты говорят, что не справилась вовсе, сосредоточив основное внимание на исключительно политическом решении – о статусе границы, при котором Северная Ирландия сохраняла бы членство в Таможенном союзе ЕС, а также доступ к единому европейскому рынку. Но и тут она не достигла успеха – на конец 2018 года “вопрос Северной Ирландии” остается открытым.

Наиболее ярым противником выхода Великобритании из ЕС была и есть канцлер Германии Ангела Меркель. Чья политическая карьера может завершиться уже в этом году, а партийная финишировала 7 декабря 2018 года, когда на съезде Христианско-демократического союза (ХДС) в Гамбурге была избрана новая лидер партии – 56-летняя шатенка с труднопроизносимым именем Аннегрет Крамп-Карренбауэр. Ее часто называют по инициалам – АКК.

Почему Меркель решила уйти с поста руководителя партии, которую возглавляла свыше 18 лет – с 10 апреля 2000 года? И не первый ли это шаг к досрочному уходу с поста канцлера, занимаемого ею с 22 ноября 2005 года? Мнения высказываются разные.

Кто-то говорит об усталости “главной европейской бабушки” – все-таки ей 64 и она бессменно находится у руля государства почти 14 лет. Кто-то – о тревоге за судьбу партии: ХДС заметно потерял по сравнению с прошлыми выборами. Также поражение потерпели и партнеры партии Меркель по коалиции.

Есть версия, что ей не хочется повторить опыт Конрада Аденауэра и Гельмута Коля, которые возглавляли правительство в 1949-1963 и 1982-1998 гг. и порядком надоели обществу. В результате чего пережили в конце карьеры заметное падение своей популярности.

В конце концов, вовремя уйти, оставив выбранного преемника – это тоже нужно уметь. Вспомним, как Борис Ельцин красиво организовал передачу власти выбранному им Владимиру Путину.

Правда, Ангела Меркель говорит, что намерена возглавлять правительство до очередных выборов в 2021 году. Однако, если верить Bild, в ХДС изучают варианты досрочной передачи полномочий канцлера новому лидеру партии Аннегрет Крамп-Карренбауэр. Возможно, еще до окончания этого года.

Кстати, французская пресса неоднократно и с удовлетворением писала, что Меркель давно была ослаблена. А с момента избрания Эммануэля Макрона президентом Франции центр интеграционных усилий и политических инициатив в Евросоюзе переместился в Париж.

Так было до тех пор, пока в Париже не появились “желтые жилеты”. Напомним, что движение "желтых жилетов" возникло во Франции в середине ноября 2018-го – сначала как протест против роста цен на бензин. Но постепенно стало идеологически-революционным и даже сформулировало свои требования в виде 25 пунктов манифеста.

Популярный британский аналитик и радиоблогер Пол Мейсон считает, что “желтые жилеты” – это предвестник спрогнозированного им перехода от капитализма в его нынешнем виде к так называемому "посткапитализму", который перестроит экономику вокруг новых ценностей и моделей поведения.

“Посткапитализм”, по его мнению, стал возможен из-за трех фундаментальных перемен, которые IT принесли миру за последние 25 лет. Они снизили потребность в труде, размыли границы между работой и свободным временем и ослабили связь между работой и оплатой труда. Волна автоматизации кардинально снизит объем работы, требуемой не только чтобы выжить, но и чтобы обеспечить всем достойное существование.

Впрочем, не факт, что "желтые жилеты" читали книгу Мейсона на эту тему, изданную в 2016 году. Но они не успокаиваются: 28 декабря пытались, но не смогли взять штурмом резиденцию Макрона. А 31 декабря вечером устроили новую акцию протеста у Эйфелевой башни.

Вскоре после новогодней ночи появилась новость об очередном аресте фронтмена протестующих таксиста Эрика Друэ. В седьмой, кажется, раз. Все предыдущие аресты его адвокаты сумели отбить как необоснованные.

Парадокс происходящего заключается в том, что, вопреки общепринятому мнению, будто "желтые жилеты" спонтанно появились во Франции в конце 2018 года, ими на самом деле управляют из... Германии. Французские ЖЖ – выходцы из так называемого “Черного блока": децентрализованного движения анархистов и левых с центром в Германии. Их также называют боевым крылом европейских антиглобалистов, которые устраивают различные акции и стычки с полицией.

Именно с появлением активистов “Черного блока” расширился политический спектр французских протестов, изначально направленных только против повышения цен на топливо. Ну, и проявились хулиганские наклонности типа осквернения Триумфальной арки, массового поджога машин, погрома банков и брендовых магазинов. Кстати, теперь понятно, почему громили именно крупные торговые сети. Антиглобалисты они и в Париже антиглобалисты.

Интересно, что лидер немецких левых Сара Вагенкнехт заявила, что в 2019 году "желтые жилеты" выйдут на улицы Германии. Как это отразится на планах Меркель то ли задержаться до 2021 года, то ли аккуратно передать власть досрочно, будет видно.

Между тем, европейская экономика в целом входит в период стагнации. Эксперты прогнозируют, что большинству европейских компаний в 2019 году грозит нулевой рост, а падение фондового индекса составит 5-10%. К тому же, по мнению английского аналитика Джонатана Стаббса, Европу ждет рекордный чистый отток средств инвесторов, отражающих их опасения, связанные с политическими рисками в регионе. Но не стоит надеяться, что эти деньги перетекут к Украине, которую в 2019-м ждут выборы и выплаты долгов.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ